Конкуренты

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МЕМОРИАЛЬНЫЙ ИНТЕРНЕТ-МУЗЕЙ М.Т. КАЛАШНИКОВА


Мировые конкуренты

  1. Шмайссер 
  2. M-16 

АК-small.png

MP 18

«Шмайссер»… Сколько легенд и поныне ходит вокруг этого оружия. Несмотря на то, что первый в мире пистолет-пулемет был создан итальянской компанией «Виллар Пероса», немецкий пистолет-пулемет МР 18 считается прародителем современных представителей этого типа оружия. По своей концепции, принципу работы и компоновке МР 18 является классическим пистолетом-пулеметом. Работы над ним начались в 1916 году, когда войскам на фронте потребовалось скорострельное оружие для ближнего боя. Конструктором его был Гуго Шмайссер, человек, имя которого вскоре стало синонимом слова «пистолет-пулемет». Но только в 1918 году новое оружие, получившее название «Maschinenpistole» (отсюда и сокращенное МР) и использовавшее для стрельбы стандартный 9-мм патрон «Парабеллум», стало поступать на Западный фронт. Как это ни удивительно, в то время на МР 18 не обратили особого внимания.

MP 28

Работа механизмов МР 18 основана на принципе отдачи свободного затвора. Качество производства МР 18 было достаточно высоким, ложа выполнялась из дерева. 32-зарядный магазин вставлялся с левой стороны. На стволе сделали перфорированный кожух воздушного охлаждения. Стрельба велась только в автоматическом режиме. Когда по Версальскому договору 1919 года Германия была разоружена, МР 18 передали в полицию в надежде сохранить саму концепцию. Совершенствуя этот тип оружия, германские оружейники в 1920-х годах модернизировали модель: вместо магазина — «улитки», как на пистолете «Люгер», сделали обычный прямой коробчатый магазин. В 1928 году МР 18 вновь начали ограниченно выпускать в Германии под обозначением МР 28. На него поставили новые прицельные приспособления, сделали возможным ведение одиночного огня, внесли небольшие изменения в конструкцию затвора и установили крепление для штыка. МР 28 поставлялся во многие страны мира, а в Бельгии и Испании было организовано его лицензионное производство.

MP 38

В 1936 году (вскоре после начала формирования вермахта) Управление вооружений Германии предложило снабдить пистолетами-пулеметами экипажи боевых машин и мотопехоту. Это проявилось и в новом облике пистолета-пулемета МР 38, принятого на вооружение в 1938 году. Он отличался небольшими размерами, складывающимся прикладом, открытым стволом без цевья (вторая рука держала оружие за магазин или за пластиковое дно затворной коробки), зацепом для стрельбы из установок боевых машин и поверх бортов. Для ускорения подготовки к выстрелу рукоятку затвора разместили слева — правой рукой удерживали пистолетную рукоятку оружия, левой взводили затвор (из-за этого, кстати, пистолет-пулемет предпочитали носить на боку, а не на груди). И у нас, и у наших бывших союзников образец МР 38 и его наследников часто называют «шмайссером», хотя создателями МР 38 были инженер Г. Фольмер и директор концерна «Эрма» Б. Гайпель, а отнюдь не Г. Шмайссер. Возможно, это произошло по причине неверного разведдонесения. Или одаренный инженер Шмайссер имел какое-то отношение к переделке МР 38 и МР 40. А может, к концу 1930-х годов благодаря предыдущим конструкциям название «шмайссер» воспринималось как название типа оружия. МР 38 был достаточно прост — на один экземпляр требовалось 10,7 кг металла и 18 станко-часов. Для сравнения: ППШ требовал, соответственно, 13,9 кг и 7,3 часа, а ППС — 6,2 кг и 2,7 часа.

В начале войны МР 38 использовали наряду со старыми МР 18/I, МР 28/II, МР 35/I, австрийскими МР 34. Опыт подтолкнул вермахт к более активному и широкому применению пистолетов-пулеметов и потребовал их модернизации. МР 40 отличался от МР 38 прежде всего упрощением и удешевлением. В нем были исключены фрезерованные детали, алюминий в конструкции заменен сталью. А новая рукоятка затвора, позволившая блокировать его как в заднем, так и в переднем положениях, уменьшила вероятность случайного выстрела при падении оружия. Изменения вносились и в уже выпущенные МР 38 — эти пистолеты-пулеметы получили обозначение МР 38/40. Широкое применение штамповки, надежность, компактность, близкий к оптимальному темп стрельбы были достоинствами МР 40. Германские солдаты прозвали его «пулевым насосом», американские — «отрыгивающей трещоткой», но относились к этому оружию уважительно. Правда, опыт боев на Восточном фронте потребовал повысить меткость стрельбы, что попытался сделать уже Г. Шмайссер, дополнив МР 40 постоянным деревянным прикладом и переводчиком для ведения одиночного огня, но таких МР 41 выпустили немного. Всего с 1940 по 1945 год в серию пошло более миллиона МР 40 (для сравнения: винтовок и карабинов выпустили 10 327 800, штурмовых винтовок — 450 тысяч). Неудивительно, что уже в середине войны германские солдаты не гнушались «довооружаться» советскими ППШ. А к концу войны появились образцы, доведенные до примитивности, — пытались, например, еще более «упростить» британский «Стен».

Немцы скоро осознали, что советский ППШ-41 с 71-зарядным дисковым магазином значительно превосходит МР 38 по огневой мощи. Создали МР 40 (два скрепленных магазина), но нарушилась балансировка оружия. Один из магазинов был открыт для попадания грязи, были задержки в стрельбе.

Несмотря на ограничивающий действия конструкторов приказ Адольфа Гитлера, германские военные постоянно в годы войны стремились к развитию и использованию штурмовой винтовки с системой отвода газов, разработанной Шмайссером под новый патрон 7,92-мм «Курц» компании «Полте». Боясь прогневить фюрера, они начали экспериментальные работы в инициативном порядке, дав им новое обозначение. Изначально комбинация нового патрона и винтовки называлась «Maschinen-karabiner 42 (Н)», где буква «Н» обозначала «Хэнель» — компанию, разработчика и производителя. Генеральным конструктором «Хэнель ваффен фабрик» был опять-таки Гуго Шмайссер — самый известный конструктор Германии, отдавший всю свою жизнь, как и Калашников, любимому делу — проектированию оружия.

Чтобы не привлекать внимание Гитлера, отдавшего в свое время необдуманный приказ, название сменили на «Maschinenpistole 43» или МР 43. После успешного завершения испытаний начался серийный выпуск нового образца, и вскоре первые партии винтовок отправили на Восточный фронт. Таким образом, МР 43 — это первая модель оружия, которое относится к классу «штурмовой винтовки». Стрельбу можно было вести как одиночными выстрелами, так и очередями.

MP 44

С тактической точки зрения это означало, что пехотинец теперь мог идти в бой, не беспокоясь о пулеметной поддержке, так как сам обладал достаточной огневой мощью. Как ни странно, в Германии уделили основное внимание наращиванию темпов производства нового оружия, предав забвению его совершенствование. Единственной модификацией стала дульная насадка для стрельбы гранатами — МР 43/1. В 1944 году по неясным причинам обозначение сменили на МР 44, а чуть позже, когда Гитлер перестал возражать против нового оружия, ему присвоили официальное и более точное обозначение «Sturmgewehr 44» (штурмовая винтовка), или StG 44. За период производства оружие практически не подвергалось модернизации, хотя в конце войны, когда выпуском StG 44 занимались компании «Маузер», «Эрма» и «Хэнель», им приходилось бороться за контракты как минимум с семью субподрядчиками, выпускающими комплектующие. Гуго Шмайссер и его братья благодаря StG 44 стали богатейшими людьми Зуля — города оружейников Восточной Германии, немецкой Тулы.

Известно, что в СССР до 1939 года проводились разработки новых типов патронов малых калибров. Но возможно, что появление в Германии штурмовой винтовки МР 44 под короткий 7,92-мм патрон заставило советских инженеров оставить старые разработки и создать патрон 7,62x39. Первым оружием под этот патрон стал самозарядный карабин Симонова, который появился в середине 1940-х годов. Что примечательно — модель АК-47 была второй в мире принятой на вооружение и массово производимой в своем классе стрелкового оружия. А первой была давшая название этому классу немецкая штурмовая винтовка StG 44 (прототипы — MKB 42X, МР 43; цифры в обозначении — год окончания разработки).

С некоторых пор в прессе «гуляет» ложное утверждение, что М. Т. Калашников «скопировал» свой автомат с немецкого «Штурмгевера» МП 43/44 конструктора Гуго Шмайссера. Это самая нечистоплотная и преднамеренная ложь, которая бросает тень не только на конструктора Калашникова, но и на всю Россию, ее науку и народ.

Мы не можем обойти эту историческую фальсификацию и не рассказать в деталях читателям, где есть правда, а где вымысел или самая обычная клевета. Сам Михаил Тимофеевич Калашников, встречаясь в 1999 году с молодежью Брянска, на вопрос о внешнем сходстве АК-47 и МР 43 ответил с возмущением: «Ничего подобного!»

Итак, после войны в рамках репараций многие немецкие специалисты работали в СССР, передавая свой технологический опыт.

Шмайсер

Осенью 1946 года Гуго Шмайссер был настоятельно «приглашен» на несколько лет для работы в СССР. Такие же приглашения были сделаны известным конструкторам стрелкового оружия Карлу Барнитцке, Оскару Шинку, Оскару Бертцольду, Отто Дичу и Хансу Иоахиму Дичу. 24 октября 1946 года из Зуля отправился специальный поезд, в который в Лейпциге подсели другие специалисты из Саксонии. Через две недели немецкие специалисты оказались в Ижевске, где находился оружейный завод, на котором им и предстояло трудиться. Все немцы разместились в центре города в квартирах дома по адресу улица Красная, 133 (этот дом сохранился и до наших дней). Известно, что когда в январе 1952 года 340 немецких специалистов были отправлены обратно в Германию, среди них не было Гуго Шмайссера и Карла Барнитцке (бывший главный конструктор фирмы «Gustlof Werke»). На родину они вернулись только 9 июня 1952 года в составе второй партии из 134 человек.

М. Т. Калашников:

«Шмайссера в плен взяли уже после войны в Зуле. Рассказывали, когда брали Вернера Грюнера, автора знаменитого пулемета Mg 44, то он все опытные образцы спрятал на дне пруда возле дома. Ну и кто-то подсмотрел, шепнул нашим чекистам. Так тот вынужден был лезть в холодную воду доставать оружие. Из Германии в Ижевск их с семьями сопровождали, в том числе представители ГАУ, полковник Трофимов в частности. У нас после войны много немецких образцов было. Но ни доктор Грюнер, один из лучших специалистов того времени по штамповке и сварке, ни Шмайссер, ни другие немецкие конструкторы ничего полезного так и не сделали».

Встретиться и поговорить с глазу на глаз с немецкими конструкторами в Ижевске Калашникову не довелось, хотя и работали они в одном заводском корпусе, правда, на разных этажах. Однажды только увидел Михаил, что сидели немцы в отдельном помещении, что-то чертили, тщательно рвали бумаги. Врезалось в память, что перемещались они гурьбой по заводской территории в сопровождении девушки-переводчицы. У пруда в Ижевске их в деревянном домике поселили. Они его кирпичом обложили и аккуратно побелили.

М. Т. Калашников:

«Вот, помню, отрабатывали магазин для ручного пулемета под промежуточный патрон 1943 года. Стояла задача перестроиться на четырехрядную горловину. Я тогда длинный делал магазин, на ствол его даже надевал. Четырехрядный никак не получался. Были сбои в подаче. Привлекли немцев. А поскольку патрон считался секретным, мы вместо гильз точили специальные чушки. Грюнер тогда по своим чертежам сделал два образца штампованного четырехрядного рожка. Но магазин оказался ненадежным. На этом вся их работа и закончилась. Я ни разу к ним не заходил. Знаю, что сын Грюнера в Ижевском институте учился.

В 1952 году в отношении немецких конструкторов вышло специальное правительственное решение, после чего они вернулись в Германию. Шмайссер поселился в родном Зуле, а в 1953 году после операции на легких скончался.

В 2005 году я был в Зуле. Там проводилась конференция оружейников, вот и выставку моих образцов немцы организовали. Было полно народу. Сначала городской мэр выступил, потом мне слово предоставили. Никого из немецких конструкторов-фронтовиков уже не было в живых. Когда все закончилось, ко мне подошел хромой пожилой мужчина и сказал: я прочитал вашу книгу, вы были ранены под Брянском, я там тоже воевал. Может, это я стрелял в вас?

Я ему ответил тогда: я тоже не дремал в танке, стрелял в вашу сторону, может, и я ранил вас. И мы обнялись».

Сравнение с АК

Попытку разобраться в сходстве и различиях автомата Калашникова и МР 43/44 сделал авторитетный российский военный эксперт А. А. Мясников. По его мнению, у немецких оружейников того времени, по большому счету, нам нечему было учиться. Наоборот, по образцу советской самозарядной винтовки Токарева СВТ-40 в Германии в 1943 году была сконструирована винтовка Вальтера, не превзошедшая советский прототип. На вооружении вермахта имелась также чешская самозарядная винтовка образца 1929 года. Эти факты свидетельствуют, что стрелковое вооружение германской армии отнюдь не было на высоте.

Промежуточный патрон калибра 7,92-мм в Германии был окончательно утвержден в 1941 году. А разработку автоматического карабина Гуго Шмайссер начал еще в 1938 году. Первый опытный образец под «короткий» патрон был передан Управлению вооружений в начале 1940 года. Автоматика работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола с длинным ходом поршня. Но Шмайссер не является изобретателем этого принципа! Еще в Первую мировую войну на вооружение германских ВВС поступила самозарядная винтовка конструкции мексиканского изобретателя Мондрагона образца 1908 года, производившаяся в Швейцарии. Уже в ней был применен принцип отвода пороховых газов, а газовая трубка располагалась под стволом.

В СССР принцип отвода газов впервые использовал Федоров в 7,62-мм автоматической винтовке, опытном образце 1925 года. Эту же схему неоднократно применяли в разных моделях конструкторы Токарев и Симонов. В автоматической винтовке образца 1931 года и автоматическом карабине Токарева образца 1935 года газовая трубка находилась над стволом. Так что Калашникову незачем было заимствовать у немцев давно и широко известную в России схему автоматики.

Только в 1943 году первые автоматические карабины Шмайссера поступили на Восточный фронт для войсковых испытаний. В том же году они под индексом МР 43 пошли в производство. Через год индекс поменялся на МР 44. Это оружие поступало в отборные войска — моторизованные части вермахта и СС. Никакой особенной роли оно в войне не сыграло. После войны МР 44 с 1948 по 1956 год состояли на вооружении казарменной полиции ГДР, а в 1945–1950 годах — в воздушно-десантных войсках Югославии. Но никому и в голову не пришло возобновить производство.

В. А. Мясников:

«Только на основании некоторого внешнего сходства МР 44 и АК недоброжелатели “уличают” Калашникова в “краже” конструкции. Но гораздо больше автомат Калашникова похож на опытный образец автомата Судаева 1944 года. В 1945 году была выпущена серия этих автоматов, проходившая испытания в войсках и на полигонах. Они комплектовались коробчатыми магазинами на 35 патронов. Изогнутая форма магазинов диктовалась конусностью патронных гильз, а не эстетическими пристрастиями или оригинальностью мышления конструктора.

Проследив же развитие конструкторской мысли Михаила Калашникова, начиная с самозарядного карабина образца 1944 года, мы увидим, как создавалась и шлифовалась его система. Как с модели на модель переходили удачно найденные элементы, чтобы в конечном счете воплотиться в автомате. В 1944 году была принята схема запирания канала ствола поворотом затвора вокруг продольной оси вправо; появились крышка ствольной коробки, фиксирующаяся хвостовиком поршня; газовая камора, расположенная над стволом; высокое основание мушки. Да и традиции русской оружейной школы позволяли прекрасно обойтись без копирования отнюдь не идеального автоматического карабина Шмайссера, который в снаряженном виде весил 6 килограммов».

Сопоставим принципиальные различия между АК и МР 44:

  1. В АК запирание канала ствола производится поворотом затвора, в МР 44 — перекосом затвора, а это менее надежно и в современных конструкциях практически не употребляется.
  2. При неполной разборке у МР 44 отделяется приклад, спусковая коробка откидывается на оси; у АК они все остаются неподвижными.
  3. У АК отделяется газовая трубка, у МР 44 — нет, что затрудняет ее чистку.
  4. У АК ручка взведения затворной рамы справа, у МР 44 — слева.
  5. У АК предохранитель и переводчик огня совмещены и расположены справа, у МР 44 флажковый предохранитель слева, а кнопочный переводчик огня выведен на обе стороны.
  6. Кнопочная защелка магазина у МР 44 расположена слева на спусковой коробке, у АК рычажок защелки находится между спусковой скобой и магазином.
  7. Из-за высокого гребня приклада целик на МР 44 высоко поднят на специальном основании.

MP 44 и АКМ

Отличия всем этим не исчерпываются, однако анализ подтверждает непреложный факт, что у германского «Штурмгевера» не было ничего такого, что стоило бы заимствовать.

Директор музея оружия в Зуле доктор Томас Мюллер отмечает, что «компоновочное и, соответственно, внешнее сходство автомата Калашникова с немецкой штурмовой винтовкой образца 1944 года приводит кое-кого к предположению, что немецкий образец был прямым предшественником АК. Немало и тех, кто считают, что Михаил Калашников попросту скопировал немецкое изобретение. Подобные неверные представления поддерживаются еще и тем обстоятельством, что после Второй мировой войны Гуго Шмайссер некоторое время работал в Советском Союзе. Истина в том, что АК-47 не является развитием конструкции БЮ 44. Советский Союз только перенял тактическую концепцию автоматического карабина — штурмовой винтовки, с которой впервые Красная армия столкнулась на фронте в 1942 году. Пожалуй, серьезное влияние конструкции Гуго Шмайссера на АК ограничилось лишь применением материало- и трудосберегающей технологии листовой штамповки».

По мнению доктора технических наук Юрия Брызгалова, «немецкий пистолет-пулемет МР 43 лишь внешне чуточку похож на АК-47, принцип его работы совсем иной». То, что Калашников собрал и объединил в своей конструкции все лучшее, что было в отечественном и зарубежном оружейном деле, профессор ставит ему только в заслугу, потому что «все конструкторы-оружейники при создании новых образцов оружия пользуются этим методом». То, что АК до сих пор — лучший образец мирового стрелкового оружия, — факт общеизвестный и сомнению не подлежит.

А вот что говорит сам М. Т. Калашников:

«У Шмайссера запирания не было. Это я сделал. Оно не мертвое, а свободное. Запирание надо, чтобы патрон не вылетал и не поразил стреляющего. Во-первых, чем больше патрон, тем сильнее надо запирать. Во-вторых, чем короче запирание, тем лучше. У Дегтярева были “ласточкины крылья” запирания. У Симонова — перекос и длинный затвор. У них была одна и та же проблема — поперечный обрыв гильзы. При сильном давлении в стволе металл дает осадку, и гильза при длинном запирании может оборваться. Поэтому в войсках пользовались специальным приспособлением, чтобы извлекать гильзу.

Пистолет-пулемет создавали под патрон от ТТ. Бортика на гильзе раньше не было. Там не выступала шляпка. А у винтовочного шляпка выступает, это его недостаток. Решение было найдено в промежуточном патроне 7,62-мм, нечто среднее между винтовочным и пистолетным калибром. Дегтярев всюду использовал “ласточкины крылья”, это был его козырь. При этом запирание, как недостаток, было длинным. У Симонова затвор более мощный, он хотел сделать ручной пулемет. Мы соревновались между собой. Раньше в армейском отделении на вооружении было три базовых образца: РПД со своим ленточным питанием, самозарядный карабин Симонова с неотъемным магазином на 10 патронов и мой автомат на 30 патронов. Это было страшно неудобно. Прежде всего для солдат. Я поставил перед собой задачу как-то унифицировать эти образцы. И мои конкуренты эту задачу пытались решать. Но у меня получилось лучше. Магазин у Дегтярева на 100 патронов, а у меня на 30. Поэтому и Грюнера привлекали после войны, чтобы разработать магазин. Я решил разработать круглый магазин на 75 патронов. При испытании он оказался удобнее, чем ленточное питание. Показал лучшую боеспособность и был принят на вооружение. К ручному пулемету я сошки сделал, поставил магазин на 75 патронов. Но это уже было после войны».

Из книги А. Ужанов «Михаил Калашников» (Серия ЖЗЛ, 2009)

гильзы.png

M16

Главный конкурент автоматов Калашникова — американская автоматическая винтовка М16 — была произведена в количестве примерно 10 миллионов штук, и состоит на вооружении 27 армий мира.

После окончания Второй мировой войны возникли два принципиально разных подхода к вопросу, как вооружить пехоту. 

Первый из них предполагал вооружение войск пулеметом и самозарядной снайперской винтовкой под винтовочный патрон, автоматом под особый промежуточный патрон и пистолетом под ослабленный патрон. Эта принятая в Советской Армии концепция исходила из необходимости вооружить основную массу солдат для боя на дистанции до 600 м (рубеж спешивания пехоты) универсальным штурмовым автоматом. Ставка делалась на не слишком прицельный огонь с 200-400 м. Все цели на большем расстоянии поражались огнем бронетехники.

Такой подход был рассчитан на массовую армию в глобальной войне, где призывники не умеют обращаться со слишком сложным оружием. Он понравился также руководителям стран третьего мира: партизаны (и правительственные войска, мало чем отличавшиеся от партизан) могли полностью использовать преимущества АК на оптимальных для этого оружия дистанциях, где меньшая, чем у винтовок дальность прицельной стрельбы и кучность компенсировались плотностью огня. 

Второй подход предполагал вооружить войска пулеметом и автоматической винтовкой под единый винтовочный патрон, а также пистолетом-пулеметом и пистолетом. 

Концепция опиралась на хорошо обученного солдата, который метким беглым одиночным огнем поражает противника на больших дистанциях. В случае сближения на малую дистанцию винтовка переключалась на автоматический огонь. Экипажи боевых машин, солдаты обеспечивающих подразделений вооружались удобными для самозащиты на малых дистанциях пистолетами-пулеметами. Эта идея была реализована в странах НАТО и ряде стран третьего мира.

Винтовки: М14, FN FAL, G3, СЕТМЕ, рассчитанные в основном на одиночный огонь, уступали советской СВД (снайперской винтовке Драгунова) лишь по качеству исполнения. Ну, и патрон у них немного послабее. 

Эта концепция претерпела серьезные изменения в 60-70-х годах, когда эти винтовки были заменены новым оружием калибра 5,56х45 мм. Причины заключалась в том, что войны 50-60-х годов носили несколько неожиданный для западных стратегов характер. В частности, африканские и азиатские партизаны не вели дальний огневой бой на открытой местности, а сразу сближались на короткие дистанции, удобные для огня из пистолетов-пулеметов, в большом количестве оставшихся с последней войны и щедро поставляемых из СССР. Автоматическая винтовка при вынужденной в этой ситуации стрельбе очередями давала слишком низкую кучность.

Так, согласно официальной американской статистике войны во Вьетнаме, в подавляющем большинстве случаев огневой контакт происходил на дистанции до 25 метров. При этом на одного убитого вьетконговца пришлось 50.000 израсходованных патронов! Не случайно, и символом европейского наемника в Африке стала не винтовка, а эффективный в ближнем бою пистолет-пулемет «Узи». Впрочем, когда он распространился по континенту, партизаны сменили ППШ, «Стэн» и «Виньерон» на АК-47. В партизанской войне он был вне конкуренции. В том же Вьетнаме американские солдаты охотно вооружались трофейными «калашами» вместо «родных» М14 и карабина М1.

Вьетнам стал для американских военных «моментом истины», выявившим все проблемы военной машины, в том числе и связанные со стрелковым оружием. Вопрос о принятии на вооружение штурмовой винтовки, сходной по своим характеристикам с АК-47, встал со всей остротой. 

Стоунер
Еще в конце 50-х годов американский конструктор Юджин Стоунер разработал легкую штурмовую винтовку. Но AR-15, так первоначально называлась М16, оказалась не востребованной. По причине господствующего тогда подхода к стрелковому вооружению и имеющихся недостатков конструкции ее признание затянулось на долгие годы. Но не было бы счастья, но несчастье помогло: принятая на вооружение в 1957 году 7,62-мм винтовка М14 показала слишком низкую эффективность огня, особенно в ближнем бою. Уже через десять лет потребовалось перевооружать армию.

Стоунер принял поистине революционное решение – штурмовая винтовка должна быть малокалиберной. Благодаря этому, новое оружие должно обеспечить большую кучность при стрельбе очередями, а количество носимых боеприпасов (малокалиберный патрон весит почти вдвое меньше). Таким образом, именно с детища Юджина Стоунера началась общемировая тенденция уменьшения калибра, в результате которой появился на свет и отечественный АК-74. Хотя по сей день, идет спор между сторонниками и противниками малого калибра, устойчивость тенденции, несомненно, подтверждает оправданность решения американского конструктора.

В 1959 году фирма Colt покупает право на производство AR-15 у фирмы Armalite и начинает производство коммерческого варианта винтовки. Одновременно с этим она была представлена на конкурсные испытания по выбору перспективного армейского оружия.

Задание конкурса были таковы: вес винтовки – не более 2,7 кг с магазином на 20 патронов и с возможностью автоматического огня, способную на дальности 450—500 м попасть в головную мишень хотя бы одной пулей из первой очереди и пробить обе стенки стального армейского шлема. 

Результаты испытаний оказались весьма удачными. AR-15 превосходила по точности М14 в 1,2 раза, и расходовала в полтора раза меньше патронов для решения тех же задач. При общем весе в 7,5 кг (определенном для оружия и боекомплекта) солдат мог нести М14 со 100 патронами или АR-15 (М16) с 250. Преимущества были очевидны. 

Осенью 1961 года AR-15 была отправлена на полевые испытания в Южный Вьетнам. Все предъявленные требования были выполнены, и 15 мая 1962 года винтовка принята на вооружение ВВС США.

В 1963 году был заключен контракт с фирмой Colt на поставку 85 000 винтовок для их испытаний в различных родах войск, во всех климатических зонах. Были выявлены некоторые недостатки, снижающие надежность оружия, и приняты меры к их устранению. Так, в частности, на ствольной коробке появился толкатель для ручного возвращения затвора в переднее положение в случае его не закрытия при загрязнении. С учетом этих изменений винтовка, получившее наименование М16А1, была принята на вооружение всей Армии и ВМФ Америки. Фирма получила заказ на 700.000 винтовок для нужд сухопутных войск и морской пехоты во Вьетнаме.

Но даже после модернизации М16 была еще далека от совершенства. Она была всё так же чувствительна к условиям эксплуатации. Выяснилось, что ствол М16 обладает капиллярными свойствами, накапливая и удерживая влагу (во избежание этого было рекомендовано пользоваться специальными защитными колпачками). Кроме того, из-за замены пороха в патронах резко возрос темп стрельбы – до 1000 выстрелов в минуту, что привело к различным задержкам при ведении огня.

US Infantry with M16 in Vietnam.jpg

До сих пор многие ветераны Вьетнама убеждены, что в гибели их товарищей виновна винтовка, отказавшая в самый неподходящий момент. Не смотря на это, внедрение М16А1 проходило усиленными темпами. Поскольку выбирать было особенно не из чего: винтовка «Гаранд», служившая американцам во Второй Мировой и корейской войнах уже полностью морально устарела, а производство М14 было прекращено.

Уже в 1978 году началась программа по модернизации М16А1 и была разработана новая модель М16А2, принятая на вооружение в 1982 году. Главными отличиями стали: более тяжелый и длинный ствол, замена автоматического огня на режим фиксированных очередей (по три выстрела), новая конструкция дульного тормоза – компенсатора, новый прицел и измененная конфигурация пистолетной рукоятки и цевья.

Но и новая модификация не была идеальной. Недостатками винтовки считаются по-прежнему невысокая надежность работы возвратной пружины, излишняя миниатюризация деталей, чувствительность к загрязнению.

Несмотря на значительную модернизацию, на сегодня М16А2 и А3 представляет, по мнению американских специалистов, неперспективную модель, уступающую российскому АК74М по безопасности, кучности стрельбы очередями, пробивному действию и компактности.

Первые трофейные М16 попали в советские испытательные лаборатории уже в конце 1967 года. Проведенные исследования выявили ряд положительных качеств: высокое убойное действие пули, хорошая эргономика, высокая эффективность огня. Но наряду с этим отмечались чрезвычайно низкая служебная прочность и безотказность работы автоматики, особенно в сложных условиях. В заключение экспертов подчеркивалось: винтовка не пригодна к рукопашному бою, а случайное падение на твердое основание может привести к невозможности ее дальнейшего боевого применения.

Сравнение с АК

M16 и АК

Как правило, любой разговор о винтовках семейства М16 неизбежно заканчиваются их сравнением с ближайшими конкурентами – автоматами Калашникова. Поскольку политика и оружейный рынок – вещи почти неразрывные, то эти рассуждения зачастую приобретают соответствующую окраску. Чтобы избежать обвинений в пристрастности и национальной ангажированности предоставим возможность сравнить М16 и АК американскому специалисту – офицеру воздушно-десантных войск США, инструктору по стрельбе Дэн Шэни:

«Альтернативой М16 испокон времен был АК. АК никак не назовешь заурядным оружием, вероятно, это наиболее надежный образец массового оружия пехоты со времен Маузера-98. АК активно испытывался в Армии США, и даже применялся отдельными спецподразделениями ВМФ в ходе некоторых локальных конфликтов.

Когда мы получили возможность пострелять для разнообразия и из АК, в основном АК-47 советского производства, это оружие казалось всем чем-то вроде пращи и лука примитивных дикарей, настолько просто оно было устроено и отделано, но на 300 ярдов пули 7,62 начисто пробивали кирпичную кладку, и запросто могли убить укрывающегося за ней бойца. Это не могло не впечатлить.

АК современного изготовления стоит чуть ли не 10-ю часть от стоимости М16А3. Но, несмотря на массу положительных качеств, которые перечислять не стоит, АК имеет ряд особенностей, которые ограничивают универсальность его применения. Так, полностью стальная конструкция улучшает прочность оружия, увеличивает ресурс и ремонтопригодность, но лишает оружия необходимого резерва массы для увеличения огневой мощи. Если М16 после модернизации, то есть удлинения приклада и утяжеления ствола, стала весить всего на 300 грамм больше, то аналогичные усовершенствования на АК увеличивают его массу до неприемлемой для боевого оружия – более 4 кг, что видно на примере карабинов Сайга М3 и пулеметов РПК.

Кучность у АК вовсе не так плоха, как о ней любят говорить надутые индюки, которые считают, что восточнее Германии в Европе сплошь дикость и убожество. АК-47 был не просто достаточно точным, а именно что высокоточным оружием. 

На 100 ярдов большинство попадавшихся мне АК с фрезерованным ресивером уверенно выбивали 2—2,5—3,5 дюйма, что для боевого оружия такой мощности вполне достаточно. Результаты могли быть и лучше, будь прицел АК удобнее, а еще лучше – будь в дополнение к нему 1,5 кратный коллиматор. Вполне точный огонь из АК 7,62 можно вести до 400 ярдов, на этом расстоянии пробоины от пуль из АК-47 рассеиваются по 7 дюймовому кругу. По-моему, это совсем неплохо. Еще лучше оружие калибра 5,45. Из него я без труда могу поражать мишени до 600 ярдов, а точная стрельба с оптикой реальна на 400 ярдов, при этом рассеивание не превышает 4-5 дюймов. Надо полагать, что стрельба из АК-74М с усиленным ресивером даст еще лучшие результаты, это не говоря про модификации калибра .223 Rem [калибр 5,56 х 45 НАТО]. 

Прочие же «недостатки», приписываемые АК: трудность примыкания магазина, отсутствие затворной задержки, неудобный якобы прицел, предохранитель, короткий приклад – это не недостатки, а скорей, особенности. Магазин, может, примыкается не так естественно, как магазин М-16А2 или HK G33, но зато он примыкается ВСЕГДА, даже когда солдат с оружием в руках прополз по грязи 500 метров, а потом залег в канаве на рисовом поле, заполненном, как и положено этим полям, водой... 

Это реальный пример, и если бы вам пришлось хоть раз выковыривать грязь из приемного окна коробки М16, чтоб пропихнуть туда проклятый магазин, вы бы поняли, что, наверное, можно и как-то иначе... Для примыкания магазина АК не требуется каких-то усилий или навыков. Это не труднее, чем вставить пленку в фотоаппарат-мыльницу, и нечего тут придумывать. 

Предохранитель АК вообще нет нужды включать, если есть хоть малейшая возможность мгновенного открытия огня. Оружие не стреляет, даже если его приложить о бетонный пол, спуск достаточно надежный и не сорвется без нужды. Это служит известным затруднением для точного огня – но тоже исправляется простым навыком. Из АК можно точно стрелять и с таким спуском, а прицел, менее удобный, чем диоптр, для дальнего точного выстрела, позволяет мгновенно переносить огонь на малые и средние дистанциях. Диоптр в таких ситуациях загораживает весь белый свет, и его вряд ли назовешь удобным. 

Затворная задержка – это вообще штука на любителя. На М16 она быстро выходит из строя от простого настрела. На мой взгляд, лучше никакой задержки, чем такая, от которой может перекосить первый патрон так, что его придется выколачивать. Приклад АК действительно короткий, но когда приходиться стрелять в плотной куртке и в снаряжении, это ощущается заметно меньше, как и «стройность» цевья и рукоятки. 

Что касается М16А3, то у нее есть немало недостатков, которые сразу начинают нервировать. Один из них – габариты, которые заставили сделать такими высоким потолки М113 и М2А2 [американская бронетехника], а карабинов М4 долгое время не хватало. 

Между тем, опыт первых же столкновений в Заливе показал, что реальная дальность стрельбы при огневых контактах не превышает 300 ярдов. Это обстоятельство сводило на нет концепцию «длинного пехотного ружья», которая занимала умы наших командиров еще со 2-й Мировой, и отчасти подкрепленную опытом боев в горных районах Вьетнама. 

Лично я думаю, что «длинная» винтовка со стволом 20 дюймов как раз и должна была стать «специальным» оружием горнострелковых частей, а для всех остальных с длинной ствола 14,5 дюйма и складным прикладом, как на модификации М4. 

Другой весьма существенный недостаток – общая хрупкость конструкции. Не только от ударов о землю при падении (что тоже не редкость), но и при случайных толчках об корпус бронетехники, об поручни трапов, об винтовки других солдат на ресивере возникали трещины. Чаще всего это лечилось только сменой ствольной коробки. Это означало не только потерю верных 200 долларов государством, но и неделю в мастерской, и новую пристрелку. А происходит это часто, намного чаще, чем должно быть с нормальным боевым оружием. 

О надежности АR-15 вообще и армейских винтовок в частности сказано немало. Я могу сказать лишь то, что моя М16 ни разу не подводила меня в трудной ситуации. Но! В целом надежность оружия сравнительно невелика. В опытных руках М16 никогда не окунется в грязь, даже если стрелок окажется в ней по самую макушку, никогда не хлебнет воды, всегда будет вычищена и смазана. А вот неопытный боец всегда найдет способ довести оружие до полной негодности. Примеров в Персидском Заливе была масса... Когда в механизм М16 попадал песок, она не всегда прекращала стрелять, но очень скоро могла совсем выбыть из строя из-за поломки. Есть замечательный способ этого избежать – не разбирать винтовку иначе как в закрытом помещении. Но поскольку часто это приходилось делать прямо в HAMVEE [армейский автомобиль «Хаммер»] или в палатке, пыль попадала в необходимом количестве.

Отсюда вывод – винтовка малопригодна для длительного автономного похода. Еще один «пустячок»: вода при попадании в ствол М16 не всегда вытряхивается одним движением из-за его малого диаметра, большой длины и своеобразного типа нарезов. В результате – ствол выходит из строя после нескольких (двух или трех) выстрелов, и требует замены. Любопытно, что АК-74, при почти таком же калибре, этого недостатка начисто лишен... 

Часто приходиться слышать, что М16А2 есть оружие профессионалов, для которых точность важнее способности переносить загрязнение. 

Это, мягко говоря, не так. Война целиком состоит из эпизодов, мало попадающих под действие уставов, которые гражданские называют экстремальными. Профессионал во время боя должен срастаться с оружием, оно должно быть именно что на 100% надежным, и не одного профи не убедишь, что главное на войне – уследить за состоянием винтовки. Скорей М16 можно назвать хорошей спортивной винтовкой, которая ограниченно может применяться в качестве армейской».

Не только практиками, такими, как Дэн Шэни, но и специалистами-оружейниками многих стран, в том числе и США, М16 даже после последней модернизации считается устаревшей. 

Однако многочисленные попытки создания новой штурмовой винтовки не привели к желаемому результату. И потому, как предполагается, М16А3 будет состоять на вооружении Армии США еще довольно долго. Пока что, несмотря на весь свой патриотизм, бойцы спецподразделений США все чаще используют оружие иностранного производства: германский пистолет-пулемет МП-5, «Узи», G3, израильский «Галил» или даже АК, как, например, сегодня в Афганистане и Ираке. 

При этом винтовки М16, М16А1, А2, А3 состоят на вооружении армий 27-ми стран, среди которых Гондурас, Гватемала, Израиль, Ливан, Ливия, Марокко, Мексика, Новая Зеландия, Иран, Оман, Панама, Тайвань. Она производиться с некоторыми изменениями в Южной Корее, в Канаде и Китае. Кроме того, М16А3 состоит на вооружении элитного подразделения Великобритании SAS. Дело в том, что английская штурмовая винтовка «Энфилд» L85А1 еще хуже: надежность оружия оказалось ниже всяких допустимых норм. Например, во время «Бури в пустыне» оно показало высокую чувствительность к засорению механизмов, а при стрельбе лежа потоки газов из пламегасителя поднимали пылевое облако. Во время операции в Косово массовая неисправность оружия британских солдат заставила спешно перевооружать часть контингента американскими винтовками. 

Mikhail Kalashnikov and Eugene Stoner

Как бы то ни было, но М16 и ее последующие модификации занимают второе, после АК, место по распространенности в мире. Тут правда следует пояснить, что, закупая то или иное вооружение, государство вынужденно руководствоваться не только военными критериями, но в гораздо большей степени соображениями политическими. Ведь то, каким оружием вооружены солдаты, свидетельствует об общей ориентации страны. 


Необходимо отметить, что стрелковое оружие отнюдь не являлось главным направлением развития военно-технической мысли США. Последние десятилетия приоритетными были военно-космическое оружие, авиационная и ракетная техника и ряд иных направлений – в которых успехи американцев куда более внушительны. 

Однако последние события в Афганистане и Ираке убедительно показали, что бывают ситуации, в которых геофизическое оружие, истребители спутников или бомбардировщик-стелс не могут заменить надежной штурмовой винтовки, или, как говорят у нас, автомата.

По материалам «Военного обозрения»