Биография

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МЕМОРИАЛЬНЫЙ ИНТЕРНЕТ-МУЗЕЙ М.Т. КАЛАШНИКОВА


Работа на оборонных предприятиях

ak46_2.jpgЗа календарную точку отсчета в истории создания АК-47 следует принимать 15 июля 1943 года. В этот день на заседании технического совета Наркомата вооружения с участием гражданских и военных специалистов обсуждался вопрос «О рассмотрении новых иностранных образцов оружия под патрон уменьшенной мощности». Демонстрировался трофейный комплекс (оружие и патрон) — немецкий автомат МР 43.

Судили-рядили, а затем издали приказ: немедленно сделать подобный отечественный комплекс «автомат-патрон».

В рекордно короткий срок — всего за полгода в ОКБ-44 главным конструктором Николаем Елизаровым, ведущим инженером-конструктором Павлом Рязановым, технологом Борисом Семиным был разработан патрон калибра 7,62-мм. Он занимал положение между винтовочным и пистолетным патронами, поэтому и получил наименование «промежуточный». Идея создания промежуточного патрона возникла еще в конце XIX века и принадлежала швейцарскому баллистику Хебблеру. Но сам патрон был разработан немцами лишь в начале 30-х годов XX столетия.

По баллистике наш патрон полностью соответствовал немецкому при равных длинах стволов оружия. Немцы поступили просто — укоротили штатную маузеровскую винтовочную гильзу. Что касается нашей штатной винтовочной гильзы со шляпкой и большим наружным диаметром, то ее нельзя было использовать аналогичным образом.

p1010153-id2.jpgВ апреле 1944 года был объявлен конкурс по созданию адекватного новому патрону оружия. Поначалу в соревнование по разработке автомата включились 15 ведущих конструкторов страны. Впереди соревнующихся был Алексей Судаев. Он приступил к созданию автомата под новый патрон еще в начале 1944 года, как только возвратился из блокадного Ленинграда.

В июне 1944 года состоялись первые полигонные испытания. По свидетельству военного испытателя полигона А. А. Малимона, было представлено девять образцов автоматов и пулеметов, изготовленных шестью конструкторами: В. А. Дегтяревым, Ф. В. Токаревым, С. Г. Симоновым, С. А. Коровиным, А. И. Судаевым и В. Ф. Кузьмищевым.

Явное преимущество было на стороне Судаева и двух образцов его автомата АС-44, изготовленных Тульским оружейным заводом. Их автоматика базировалась на принципе отвода пороховых газов из канала ствола, а запирание осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Между собой образцы различались только конструкцией ударного механизма: один был ударниковый, второй — курковый. Неплохо себя показал образец Дегтярева с секторным магазином. Поступило предписание доработать автоматы и представить через месяц на повторные испытания.

Калашникова среди конкурсантов на первом этапе не было. Михаил занимался в Средней Азии доработкой станкового пулемета Горюнова. Периодически наезжая на полигон в Щурово, он живо интересовался ходом испытаний. А непосредственно к разработке своего автомата Калашников приступил в середине 1945 года.

В июле — августе 1944 года кроме уже названных образцов были представлены еще две новые системы — автомат Г. Шпагина и автомат А. Булкина. Приехал Н. М. Елизаров, поскольку требовалось доработать еще и патрон. Присутствовал разработчик первой отечественной автоматической винтовки, теоретик оружейного дела генерал-майор инженерно-технической службы Владимир Григорьевич Федоров. Именно благодаря Федорову в Коврове в 1918 году был построен оружейный завод. В начале 1900 года появились его первые научные труды. Один из них — «Основания устройства автоматического оружия» — был разослан на все оружейные заводы и выдавался как премия всем лучшим выпускникам оружейных школ.

Калашников знаменитый федоровский двухтомник «Оружейное дело на грани двух эпох» (работы оружейника 1900–1935 годов) до дыр зачитал еще в госпитале. У него было огромное желание подойти к Федорову и поблагодарить за все. Но не хватило смелости.

Испытания были жесткими. Первыми их не выдержали автоматы Шпагина и Дегтярева. Судаеву было рекомендовано повысить живучесть деталей (ударника, стопора, газового поршня, выбрасывателя), а также облегчить конструкцию и сделать более надежной работу автоматики.

Первые отзывы из войск заставили Судаева переконструировать некоторые узлы своего автомата. Получился модернизированный образец, известный как «7,62-мм облегченный автомат Судаева» (ОАС). Он то и был представлен на новый конкурс, объявленный Главным артиллерийским управлением (ГАУ) в октябре 1945 года.

Это был облегченный вариант АС-44. Единственное внешнее отличие — отсутствие сошек. Однако предварительные заводские испытания показали, что кучность боя автомата при стрельбе лежа с упора на все дальности гораздо хуже, нежели у АС-44. Причина заключалась в уменьшении массы и возросшей вследствие этого отдачи. Но доработать свой автомат Судаеву не пришлось. К этому времени его уже не было в живых. ОАС был снят с дальнейших испытаний как недоведенный.

М. Т. Калашников:

«И так случилось, что нам троим — Рукавишникову, Барышеву и мне — предстояло после утверждения наших проектов, образно говоря, поднять стяг, выпавший из рук Судаева».

И вновь ГАУ в 1946 году объявляет конкурс на проектирование автомата под патрон образца 1943 года по новым тактико-техническим требованиям, на этот раз закрытый. Автомат должен поражать живые цели на дальностях стрельбы до 500 метров, иметь прицельную дальность 800 метров и весить не более 4,5 килограмма.

На первом этапе конкурса в Управление стрелкового вооружения ГАУ было представлено 16 эскизных проектов. Среди них был и проект М. Т. Калашникова, разработанный с помощью офицеров Щуровского полигона В. Ф. Лютого, Д. М. Битаева, Е. А. Слуцкого, А. А. Малимона, Б. Л. Канеля.

Конкурсная комиссия рекомендовала для изготовления опытных образцов и проведения полигонных испытаний образцы инженера-полковника Н. В. Рукавишникова (КБ НИПСМВО), старшего сержанта М. Т. Калашникова (КБ НИПСМВО), инженера-испытателя К. А. Барышева (КБ НИПСМВО), Г. А. Коробова (Тульское КБ), А. А. Булкина (Тульское КБ) и А. А. Дементьева (Ковровский завод). Остальные проекты были забракованы.

В атмосфере соперничества появилось много замечательных идей, которые рано или поздно были привиты к древу отечественного оружейного искусства. Взять хотя бы оригинальную схему «буллпап» в конструкции туляка Германа Александровича Коробова. Правда, его короткий автомат в то время так и не был воспринят. Много оригинальных проектов было представлено конкурсантами, среди которых также были малоизвестные конструкторы-оружейники — Е. К. Александрович, Н. М. Афанасьев, Г. С. Гаранин, Н. Н. Ефимов, П. Е. Иванов, И. И. Слостин и др.

Наиболее сильным соперником Калашникова был конструктор КБ № 2 Ковровского завода Александр Андреевич Дементьев. Перспективную конструкцию автомата разработал в Тульском ЦКБ № 14 А. А. Булкин. Ствольная коробка его изделия изготавливалась методом штамповки из листового металла.

Участникам предстояло разработать не только чертежи общих видов, но и деталировку всех основных узлов, представить расчеты по темпу стрельбы и прочности узла запирания ствола. Приданные Калашникову в помощь чертежники и техники образовали трудовой коллектив, душой которого была Катя Моисеева. Все были одержимы желанием победить маститых оружейников.

М. Т. Калашников:

«Большой интерес к моей работе проявили некоторые офицеры-испытатели и инженеры, служившие на полигоне. Их привлекла, полагаю, неожиданность ряда моих решений при проектировании. Мне очень не хватало специальной подготовки, особенно когда речь шла о расчетах. И здесь неоценимую помощь мне оказал подполковник Борис Леопольдович Канель. Он аккуратно, тщательно проверил каждую мою выкладку, внес необходимые поправки, дал обоснования».

Наконец остался позади этап эскизного проектирования. Несколько недель ночных бдений, редких пауз для сна и еды, которую составляли в основном черный хлеб да кипяток. Никого ни в чем убеждать не приходилось — работали все напряженно. Сотни зарисовок отдельных деталей. И вот основные контуры будущего автомата прояснились. Главная проблема — узел запирания канала ствола. С некоторыми изменениями он был взят от только что забракованного самозарядного карабина, где запирание осуществлялось компактным и прочным поворачивающимся затвором. Этот узел в карабине был заимствован М. Т. Калашниковым от американской винтовки «Гаранда» М1, что было естественным явлением в конструкторском деле.

Одним из условий конкурса было представление работ под авторским псевдонимом — чтобы не довлели имена знаменитостей и дабы избежать предвзятости в работе комиссии. Под каким шифром отправить эскизы и техническую документацию на автомат Калашникова, обсуждали всем коллективом. Самым оригинальным показалось предложение капитана П. С. Кочеткова, конструктора вьючного снаряжения, необыкновенного балагура и весельчака. Два начальных слога имени и отчества: «Михтим». Калашников долго сомневался — никто еще не называл его по имени-отчеству, не показаться бы нескромным. Но Палсип, как после этой придумки стали называть самого Кочеткова, да и другие друзья его уговорили. На конверте, отправленном в Москву, было выведено магическое слово «Михтим». Штабисты потом с ног сбились, разыскивая Михтима, чтобы сообщить, что его конструкция рекомендована к разработке. Первоначально творческий псевдоним был воспринят как шифр закрытого научно-исследовательского института.

В финальный тур соревнований от КБ полигона попали только Рукавишников и Калашников. Конкурентами были Булкин и Дементьев. После первого тура остались только трое: Булкин, Дементьев и Калашников. Комиссия предложила устранить замечания и представить к концу мая 1947 года опытные образцы автоматов.

Осенью 1946 года Калашников был командирован в Ковров Владимирской области. Тихий, небольшой город на Клязьме, засекреченный от любопытных глаз. Сопровождающим от ГАУ был майор В. С. Дейкин — незаменимый наставник и преданный друг Михтима.

И. И. Ольхович, помощник военпреда Ковровского завода № 2 им. Киркижа с 1945 года:

«На заводе в этот период работал очень сильный коллектив КБ № 2 под руководством В. А. Дегтярева, а в отделе главного конструктора было бюро опытных разработок, где трудился С. В. Владимиров. В этих бюро были собраны опытные конструкторы, расчетчики, аналитики, на производственном участке КБ-2 — слесари-виртуозы. Война показала, что старый патрон калибра 7,62-мм слишком мощный. Был создан более легкий промежуточный патрон, но того же 7,62-мм калибра. Только мне пришлось тогда испытывать, наверное, штук 12 разных систем Владимирова, Кубынова, Дементьева, Дегтярева. Включился в этот конкурс и Калашников. И стал победителем. Так что как конструктор он рожден на нашем заводе».

Маленького роста, в коротком тулупчике — таким увидели в Коврове будущего победителя, в то время никому не известного сержанта. Может, поэтому за год пребывания в Коврове Калашникову так ни разу и не довелось встретиться со знаменитым конструктором Дегтяревым. Можно, конечно, объяснить это тем, что работа шла в атмосфере небывалой секретности. Ведь по отзыву Калашникова, каждый отрабатывал свой образец, и все конструкторы были словно отгорожены друг от друга каким-то невидимым забором. А может, казалось именитому генералу Дегтяреву, что не к лицу ему оказывать неприметному сержанту какие-либо знаки внимания.

Иногда огорчения и переживания достигали критической массы. В такие минуты сомнения одолевали Михтима… И закрадывалась мысль: не сойти ли с дистанции? Но откуда-то из глубины далекого и тяжелого детства почему-то всплывали строчки Некрасова: «Ноги босы, грязно тело и едва прикрыта грудь… Не стыдися! Что за дело? Это многих славный путь!»

И Калашникова в такие моменты словно что-то основательно встряхивало изнутри. Будто окатывали ковшом ледяной воды. И жизнь вновь и вновь звала вперед. Он знал, чувствовал: рано или поздно фортуна повернется к нему лицом.

Выстоять и победить Михтиму в ожесточенной схватке здорово помогли сами заводчане. И. И. Ольхович выделил ему для работы свой кабинет, хотя все конструкторы сидели в одном помещении. В. С. Дейкин сумел подключить к проекту Калашникова необходимых специалистов и опытных рабочих.

По совету главного конструктора И. В. Долгушева отработкой техдокументации опытного образца занимался молодой ковровский конструктор Александр Алексеевич Зайцев. Демобилизовавшись из армии после советско-финляндской войны, он начал работать в отделе главного конструктора предприятия. Это был высокопрофессиональный, скромный и порядочный человек. Улыбчивый, но при этом несколько скрытный. На войне был радистом в армейской разведке, дважды ранен. Так случилось, что после второго ранения родня его уже оплакала и отпела. Парень с такой закалкой не мог подвести. Михаил быстро нашел общий язык со своим помощником. Обращались они друг к другу только по имени. Для работы над чертежами был также привлечен конструктор Пискунов, впоследствии переведенный в Подольск.

А. А. Зайцев:

«Ознакомив меня с 7,62-мм карабином под патрон образца 1943 года и общим видом спроектированного им автомата, Михаил Тимофеевич поставил передо мной задачу по проработке технического проекта и разработке полного комплекта технической документации на 7,62-мм автомат для изготовления опытного образца и испытания его на заводе. Затем, после доработки документации по результатам заводских испытаний, предстояло изготовить еще два образца для испытаний на полигоне. Все это надо было выполнить до конца 1946 года».

Времени было в обрез, работать приходилось очень напряженно, часто круглосуточно, не выходя с завода. Через месяц все чертежи технического проекта были выданы на-гора. После этого опытный цех приступил в ноябре к сборке образцов.

В заводских испытаниях участвовали М. Т. Калашников и слесарь-отладчик Б. П. Мариничев. Руководствовались основными требованиями ГАУ, как главного заказчика, и сосредоточили внимание на кучности боя, весе и габаритах оружия, на его безотказности в работе, живучести деталей и простоте устройства автомата.

В ноябре 1946 года началась сборка первых образцов автомата. Изготовили пять: три — с деревянным прикладом и два — с откидным металлическим. Собирал оружие один из лучших слесарей Ковровского завода Александр Махотин. Образцы получили названия АК-1 и АК-2. Они поступили на полигонные испытания, имея на ствольной коробке клеймо «АК-46», и были пронумерованы: «№ 1», «№ 2» и «№ 3». Отличия между вторым и третьим образцами были невелики — у третьего складывающийся приклад и, соответственно, чуть уменьшенные габариты. А особенности образцов № 1 и № 2 уже в наши дни проанализировал военный журналист Виктор Мясников:

«В первую очередь эти образцы надо сравнить с самозарядными карабинами Калашникова, поскольку из них многое перешло в новую конструкцию. Прежде всего, автоматика работает точно так же за счет отвода части пороховых газов через отверстие в стенке ствола при коротком ходе поршня. Практически без изменений перешел в автоматы узел запирания с поворотным затвором. Высокое основание мушки тоже на месте, практически без изменений остался целик с шагом установки дистанции от 100 до 800 метров. Как и у карабина образца 1945 года, ствольная накладка открыта снизу, что позволяет снимать ее без извлечения поршня. Здесь же два флажка-переключателя — предохранитель и переводчик огня с автоматического на одиночный. Изменилась компоновка: вместо цельной деревянной ложи теперь раздельные элементы удержания — приклад, пистолетная рукоятка и цевье. Крышка ствольной коробки теперь уже традиционно для Калашникова фиксируется выступающим хвостовиком стержня возвратной пружины. Но крышка сделана цельной со ствольной коробкой. Поэтому при разборке автомат размыкается на две части: одна — это ствол с цевьем, ствольной коробкой и гнездом для магазина; другая — спусковая коробка с прикладом, пистолетной рукояткой и спусковой скобой. Соединяются между собой ствольная и спусковая коробки чекой в виде штырька, проходящего насквозь стенки обеих коробок в районе магазинного гнезда.

Для уменьшения подбрасывания ствола автомата при стрельбе очередями в стволе за основанием мушки просверлены шесть отверстий, по три с каждой стороны. Еще два отверстия, служащие для сброса пороховых газов, имеются на газовой трубке. Под стволом автомата крепится шомпол. Защелка магазина находится перед спусковой скобой.

no1.jpg

Образец № 2 отличается от образца № 1 в первую очередь технологией изготовления ствольной и спусковой коробок. Если в первом случае они фрезерованные, то во втором — изготовлены штамповкой и сваркой. Это делает автомат более простым и дешевым в изготовлении без потери боевых качеств. Упростилось крепление приклада. Несколько изменилась конструкция затворной рамы. Рукоятка перезаряжания отделена от затворной рамы и при стрельбе остается неподвижной. Прорезь для рукоятки в ствольной коробке закрыта пылезащитной шторкой. Для более надежного крепления магазина на ствольной коробке появилась специальная горловина. Ствольная и спусковая коробки скрепляются двумя чеками. Ствол стал длиннее на 50 мм.


7.62-мм автомат. Опытный образец 1946 года № 1.

Патрон 7,62x41 (обр. 1943 г.). 
Длина ствола — 397 мм. 
Общая длина — 895 мм. 
Емкость магазина — 30 патронов. 
Прицельная дальность — 800 м. 
Масса без патронов — 4106 г.

7.62-мм автомат. Опытный образец 1946 года № 2.

Патрон 7,62x41 (обр. 1943 г.). 
Длина ствола — 450 мм. 
Общая длина — 950 мм. 
Емкость магазина — 30 патронов. 
Прицельная дальность — 800 м. 
Масса без патронов — 4328 г.».

Жизнь на полигоне набирала обороты. Михаилу верили и, как могли, поддерживали. В их числе — офицеры полигона В. Ф. Лютый и А. А. Малимон. Автомат, в конце концов, показал хорошие результаты и вышел во второй тур испытаний. К автоматам конкурентов А. А. Дементьева и А. А. Булкина было значительно больше претензий, в основном по задержкам в нормальных и сложных условиях стрельбы.

И вновь Ковров. Наступил этап доработок. Что сделал Калашников? Он реализовал раздельное управление предохранителем и переводчиком режимов огня. Претерпели технологические изменения спусковые скоба и крючок, защелка магазина, переводчик-предохранитель. Это позволило удешевить производство деталей, упростить их использование. Данный образец автомата Калашникова получил название АК-46. В нем рукоятка была расположена с левой стороны, чтобы перезаряжать можно было свободной левой рукой. Заметим, что в АК-47 рукоятка взведения затвора расположена с правой стороны.

Кроме стрелков-отладчиков одним из первых на Ковровском заводе стрелял из АК Ольхович. «У Калашникова, — вспоминал он, — автомат пошел хорошо… Он при запылении хорошо работает, и под дождем, и сухой, несмазанный…»

p1010154-id3.jpgИ снова сравнительные испытания с 30 июня по 12 июля 1947 года. В них участвовали образцы конструкций Н. В. Рукавишникова, М. Т. Калашникова, Г. А. Коробова, А. А. Булкина и А. А. Дементьева. Комиссия под председательством Н. С. Охотникова выявляет новые недостатки, устранить которые предстоит всего за два-три месяца. Вынесен вердикт: все представленные на испытания автоматы не удовлетворяют тактико-техническим требованиям ГАУ, и ни один из них не может быть рекомендован на серийное производство; автоматы Калашникова (со штампованной ствольной коробкой), Дементьева и Булкина, как наиболее полно отвечающие требованиям, рекомендовать для доработки.

При поддержке Зайцева Калашников решается на дерзкий план по капитальной перекомпоновке всего автомата. Нужна была надежная «маскировка». Таким прикрытием выступила модернизация модели.

Михтим посвящает все-таки в свой тайный план В. С. Дейкина. Тот, будучи новатором и решительным человеком, поддержал идею. Похоже, он посоветовался с начальником испытательного отдела полигона, инженер-майором В. Ф. Лютым. Они доверяли друг другу, ранее вместе работали над созданием пулемета ЛАД (Лютый — Афанасьев — Дейкин). После разговора с Дейкиным Лютый, очевидно, пришел к выводу, что конструкцию Калашникова действительно следует переделать. И лично наметил 18 кардинальных изменений, внесение которых в конструкцию привело фактически ко второму рождению автомата. Только после этой переработки он стал таким, каким его знают все.

Л. Г. Коряковцев:

«Есть факт, что Калашников, не стесняясь, пошел на прием к начальнику испытательного подразделения полигона В. Лютому с документами, отмечавшими недостатки его автомата, и тот дал ему ряд советов, как вести доработки. Калашников, зная его как очень опытного инженера, их принял с благодарностью».

М. Т. Калашников:

«Лютый был на полигоне офицером-испытателем. Дослужился до звания “полковник”. На фронте пулемет Горюнова испытывал. Как-то раз с друзьями он был в Москве в гостинице “Метрополь”. Рассказывали, что там он что-то громко говорил. На следующий день его арестовали и присудили 25 лет. Похоже, что-то приписали. Лютый отбыл колонию — закрытое КБ в КГБ. Попал под амнистию, реабилитировался. С него сняли судимость и восстановили в звании. Приехал он после этого ко мне в Ижевск. Садимся ужинать. Вдруг в дверь стук. На пороге стоит наш заводской чекист. Спросил у Лютого фотоаппарат, выдернул пленку. Посоветовали впредь быть внимательней. Оказалось, при подъезде к Казани он что-то фотографировал. А там был расположен Казанский пороховой завод. Помучился он с этим делом. После ухода в отставку в Киеве квартиру получил. Все у военкомата добивался каких-то фронтовых льгот. Так и умер, не будучи признанным фронтовиком. Интересный человек был. Сына вырастил, жена у него была красавица».

Но вернемся к перекомпоновке автомата. Есть версия, что на ней настоял Зайцев. Калашников поначалу сомневался, так как времени до повторных испытаний было очень мало. Конечно, рисковали. Но только это могло значительно упростить устройство оружия и повысить его надежность для работы в самых тяжелых условиях. Но кто не рискует, тому, как известно, не достается шампанского.

А. А. Зайцев:

«Работали вдохновенно, с душой, все, кто мог, нам помогали во всем. И только когда работа была завершена и представлена вся документация, вздохнули с облегчением. Новый образец решили назвать АК-47. Дальше все шло по накатанной, ту дорожку проходил АК-1».

М. Т. Калашников:

«Мы шли, конечно, на известный риск: условиями конкурса перекомпоновка не предусматривалась. Но она значительно упрощала устройство оружия, повышала надежность его в работе в самых тяжелых условиях. Так что игра стоила свеч. Беспокоило одно: сумеем ли уложиться в срок, отведенный для доработки образца?..»

Изменения были во многом революционными. Особое значение придавалось надежности работы автоматики, технологичности, улучшению эксплуатационных качеств и внешнего вида. Работы было много. Затворная рама была объединена со штоком. Переделан спусковой механизм. Крышка ствольной коробки стала полностью закрывать подвижные части. Переводчик огня стал многофункциональным: не только переключал огонь с одиночного на автоматический и на предохранитель, но и закрывал паз для рукоятки перезаряжания, предохраняя ствольную коробку от попадания внутрь пыли и грязи. Наконец, было допущено укорочение ствола на 80 миллиметров — с 500 до 420. За это вообще могли снять с конкурса.

Требовалось не только дополнительное время, но и новые средства, а денег катастрофически не хватало. И когда работы по этой причине встали, Калашников решается на поездку к полковнику В. В. Глухову в Москву. Помощь пришла от Главного маршала артиллерии Н. Н. Воронова. Тот открылся Михтиму как завзятый охотник — в кабинете висели рога лося, кабанья голова и чучела птиц. А еще сержант воочию убедился, что ему не только доверяют, но и ждут результата. Воронов позвонил финансисту и отчеканил: вы тут за фирмы выступаете, от которых никакой отдачи, а я за конкретный образец стою, за конкретного конструктора. И потом пожелал Михаилу удачи. Необходимые средства были выделены.

М. Т. Калашников:

«То, что мы делали, было настоящим прорывом вперед по технической мысли, по новаторским подходам. Мы, по существу, ломали устоявшиеся представления о конструкции оружия, ломали те стереотипы, которые были заложены даже в условиях конкурса».

Разумеется, рождение нового облика автомата стало возможным благодаря личности главного конструктора. Но без сопутствующих обстоятельств и без поддержки конкретных людей реализация замысла была бы невозможной. Среди сыгравших значительную роль в судьбе АК-47 еще раз назовем В. С. Дейкина и В. Ф. Лютого. В дальнейшем между Калашниковым и Дейкиным установились прочные дружеские отношения.

Ну а с Лютым… Как уже было сказано, с Василием Федоровичем судьба сыграла злую шутку. В 1951 году он был осужден и только после смерти Сталина в 1954 году реабилитирован. Кстати, по настоянию академика Благонравова Лютого восстановили в армии и возвратили в НИИ-3 ГАУ. Получив звание «подполковник-инженер», В. Ф. Лютый занялся разработками в области стрелкового оружия. В 1956–1957 годах он защитил кандидатскую диссертацию, в основу которой был положен целый ряд новых идей, в том числе принципы устойчивости системы «автомат-стрелок», оптимального темпа стрельбы, замедлителя курка и др. Василий Федорович участвовал в разработках комплексов «Стрела-1» и «Стрела-2». В 1969 году он уволился в запас и работал доцентом Киевского политехнического института, а с 1982 года — в одном из НИИ Киева.

Наступил декабрь 1947 года — самый ответственный период в истории рождения АК-47. Для участия в повторных испытаниях от Ковровского завода было представлено несколько образцов. Приемку конкурсных работ осуществляли представители ГАУ. Когда Калашников и его образцы были показаны Дегтяреву, генерал не стал скрывать своего восхищения. «Хитро придумано, — сказал он, держа в руках затворную раму и крышку ствольной коробки. — Переводчик огня — тоже оригинален».

Осмотрев полностью автомат, Дегтярев сказал:

«Мне представляется, посылать наши автоматы на испытания нет смысла. Конструкция образцов сержанта совершеннее наших и гораздо перспективнее. Это видно и невооруженным глазом. Так что, товарищи представители заказчика, наши образцы, наверное, придется сдавать в музей!»

М. Т. Калашников:

«Он стоял в генеральском мундире с многочисленными орденскими планками, со Звездой Героя, с лауреатским знаком и с депутатским “флажком” на кителе. Стоял с моим автоматом в руке и, чуть грустно улыбаясь, говорил, что этот образец конечно же лучше его собственного…»

Наступила решающая пора для АК и его главного конструктора. С 27 декабря 1947 года по 11 января 1948 года на Щуровском полигоне проходил заключительный тур испытаний. Кроме изделия КБП-580, созданного Калашниковым (и впоследствии названного АК-47), были представлены образцы А. А. Дементьева (КБП-520) и А. А. Булкина (ТКБ-415). Каждая модель была представлена в двух модификациях — с деревянным и металлическим (складывающимся) прикладами.

Всего было изготовлено пять моделей АК-47. Основные отличия от моделей 1946 года — рукоятка взведения затвора перешла с левой на правую сторону ствольной коробки, на этой же стороне предохранитель, одновременно выполняющий функцию переводчика огня. Теперь невозможно запутаться в двух флажках — предохранителе и переводчике. Магазин приблизился к спусковой скобе, между ними — защелка магазина. В механизме существенное изменение: шток с поршнем соединены резьбой с затворной рамой и фиксируются штифтом. Ствольная коробка штампованная.

У модели № 2 изменена конструкция газовой каморы и форма газового поршня со штоком. Дульный тормоз-компенсатор двухкамерный. У модели № 3 дульный компенсатор имеет в верхней части два овальных отверстия 10x7 миллиметров. Опытные образцы № 4 и № 5 имеют металлические складывающиеся приклады. У одного из них есть дульный тормоз-компенсатор, у другого нет.

Второй тур полигонных испытаний выявил бесспорное превосходство АК-47 над другими представленными образцами. Одновременно происходило сравнение с пистолетом-пулеметом Шпагина (ППШ), находившимся в это время на вооружении Советской армии. Здесь превосходство автомата Калашникова проявилось еще разительнее. При тех же габаритах, массе и той же скорострельности автомат в сравнении с ППШ имел в два раза большую дальность действия огня, вследствие лучших баллистических качеств обеспечивал большее пробивное действие пули. Это позволяло применять автомат в населенных пунктах, в лесистой местности, поражать живую силу противника, защищенную касками и бронежилетами. Поражались цели на расстоянии 500 метров, в то время как дальность действительного поражения у ППШ составляла 200 метров. Конструкция ударно-спускового механизма АК-47 позволяла вести более меткую стрельбу одиночными выстрелами. В пистолетах-пулеметах после прицеливания и нажатия на спусковой крючок движение массивного затвора вперед приводило к сбиванию положения оси ствола, а в автомате Калашникова в момент выстрела поворачивается лишь небольшая деталь — курок.

Автомат Калашникова с первых же выстрелов показал надежность, ни разу не захлебнулся от напряжения. А оно нарастало вместе с усложняющимися условиями испытаний. То замачивали заряженные автоматы в болотной жиже, то бросали с высоты на цементный пол. Залитый водой, с забитыми грязью щелями, автомат без единой задержки справился с испытательной программой. Потом следовало «купание» оружия в песке — каждая щелка забита им. Ничего — отстрелялся как миленький, только песок, как водные брызги, летел в разные стороны. А вот конкуренты «захлюпали».

Случались казусы, многие из которых становились уроками на всю жизнь. Например, этот. При испытании дульного устройства была показана хорошая кучность боя. Но стрелок-испытатель неожиданно уволился, после чего представители ГАУ не подтвердили показатели кучности.

Выбор финального образца был не прост. Все испытанные автоматы не соответствовали требованиям по кучности стрельбы очередями. Однако заказчик в лице ГАУ предпочел кучности снижение массы и размеров, уделив особое внимание надежности, живучести и простоте обращения. Вот по совокупности этих требований победу одержали Михаил Калашников и его детище, легендарный опытный образец АК-47 № 1.

Министерством вооружения было принято решение об изготовлении первой партии автоматов для проведения войсковых испытаний на Ижевском мотозаводе, производившем в годы Великой Отечественной войны пулеметы «максим».

В приказе начальника 5-го Главного управления Министерства вооружения К. Н. Руднева от 14 июня 1948 года отмечалось, что на 11 июня 1948 года было изготовлено 500 автоматов.

М. Т. Калашников:

«Первая партия автоматов АК-47 и АКС-47 была выпущена в июле 1948-го с незначительной задержкой от намеченного военными срока. Осуществлявшие приемку военпреды майор С. Я. Сухицкий и капитан Л. С. Войнаровский тщательно проверяли все узлы и механизмы.

…Солдаты, грузившие тяжелые опломбированные ящики в вагон, с каким-то недоверием посматривали в мою сторону. Видимо, им сказали, что это я, сержант, являюсь творцом того, что содержится в этом специально охраняемом грузе».

А в декабре 1948 года главный инженер завода № 74 доложил в ГАУ: «…В результате доработки в чертежи внесено 596 изменений, из них 228 конструктивного характера, 214 технологических и 154 изменений-уточнений».

Официальный документ о принятии на вооружение 7,62-мм автомата Калашникова (АК) (индекс 56-А-212) и 7,62-мм автомата Калашникова со складывающимся прикладом (АКС) (индекс 56-А-212М) выйдет через полтора года. Это будет Постановление Совета министров СССР от 18 июня 1949 года.

* * *

Напряженная работа по подготовке автомата к массовому производству принесла свои плоды. С конвейера начали сходить первые образцы автоматов, чистенькие, красивые, с запахом дерева, фосфато-лаковых покрытий, металла. Образцы показали надежность, выдержали все требования по эффективности, кучности, ресурсу. Первый автомат, сошедший с конвейера, весил уже 3,8 килограмма, тогда как опытный образец — 4,5, а при изготовлении на мотозаводе — 4,1 килограмма.

Справка: Для производства автомата было спроектировано и изготовлено около 2500 видов специального мерительного инструмента, свыше 1100 видов режущего инструмента, около 900 видов приспособлений и 200 штампов. В первые годы производства АК в чертежи вносилось большое количество изменений, было переделано до 20 процентов технологической оснастки. В результате внедрения организационно-технических мероприятий завод за год обеспечил снижение себестоимости изготовления автомата более чем в 2 раза. В 1950 году по заказам ГРАУ в войска было поставлено около 80 тысяч АК.

Проблемы перехода на массовое производство решались постепенно. Не удалось сразу перейти на изготовление ствольной коробки методом штамповки, как предусматривал Калашников в чертежах. Четыре года коробку делали на фрезерных станках. Но со временем Калашников настоял на своем. В итоге штамповочное производство коробки было развернуто. Толщина металла у штампованной коробки составила 1,1 миллиметра вместо предусмотренных Калашниковым 1,8 миллиметра. За счет этого к 1955 году вес автомата был снижен до 3,15 килограмма.

Как уже говорилось, 7,62-мм автомат АК (индекс 56-А-212) был принят на вооружение Советской армии в 1949 году. Он был утвержден без штыка. Тогда же был принят и автомат со складывающимся прикладом — АКС (индекс 56-А-212М). Автомат АК, имевший деревянный приклад, поступил на вооружение стрелковых подразделений. Приклад обеспечивал лучшую устойчивость оружия при стрельбе, им можно было наносить удары в рукопашной схватке. Автомат с металлическим складывающимся прикладом предназначался для вооружения воздушно-десантных войск и других специальных подразделений.

В апреле 1949 года за разработку автомата М. Т. Калашникову было присвоено звание лауреата Сталинской премии I степени.

М. Т. Калашников (60 лет спустя):

«Надо вспомнить, кто я был в то время. Я был старший сержант. Дегтярев — знаменитый наш советский конструктор, герой, генерал. Симонов — известный ученый тоже. И вдруг сержанту с ними соревноваться. Это мы называли при советской власти соревнование. Какое к черту это соревнование? Это самая настоящая конкурентная борьба. И поэтому нелегко было пробиться, они же этот автомат разрабатывали тоже. В конечном счете прошел все самые трудные испытания автомат старшего сержанта. Мне была присвоена Сталинская премия, народ не верил. Потому что появились в газетах, журналах лауреаты Сталинских премий — люди, убеленные сединой, с бородами. И вдруг старший сержант, мальчишка, по существу, и написано: “Сталинская премия присуждается за создание образца вооружения”. Некоторые думали, это как Кукрыниксы, художники, известная фамилия, воспетая Лермонтовым, объединились под одной фамилией. Но потом увидели меня живого».

Получив премию в размере 150 тысяч рублей, Михаил Тимофеевич по совету супруги Екатерины Викторовны решил купить в первую очередь шляпу. Придя в магазин, стал разглядывать это не слишком дешевое по тем временам удовольствие. Никак не мог решить, с какой стороны должен быть бант — он брал в руки шляпу впервые. Не забыл и о родственниках. Сестрам в Курью деньги перевел, по пять тысяч каждой. Ребятишкам одежды накупили, племяннице Наде валенки справили. Всю жизнь об этом она хранит добрые воспоминания.

03-2.jpg

А еще Калашников купил престижный в то время автомобиль «победа». На премиальные он мог бы закупить до десяти таких машин. Как любит повторять Михтим слова Сталина о своем приобретении, «это еще не победа». Кроме директора только Калашникову было разрешено въезжать на территорию завода прямо к конструкторскому бюро. Конечно, это было свидетельством первых успехов и заслуг. Всеобщее признание будет еще впереди.

Началась доработка автомата по войсковым замечаниям. В течение первых двух лет войсковой эксплуатации на завод поступило около 50 различных замечаний и предложений. Проблемы в основном были конструктивного и технологического характера. По каждому внесенному изменению проводилась серия типовых испытаний: заводских, полигонных, войсковых.

С 1 сентября 1949 года по апрель 1955 года Калашников работал ведущим конструктором в отделе главного конструктора (ОГК). К работе по его тематике эпизодически привлекались специалисты ОГК, опытного цеха, технологи. Со временем Калашников всерьез задумался о помощниках и своей, хотя бы небольшой конструкторской группе.

М. Т. Калашников:

«Как-то по заказу Сталина пулемет с кривым стволом разрабатывали. Его еще еврейским называли. Нужен был пулемет для дотов и для окопов, на большие танки типа ИС, чтобы вести обстрел мертвой зоны. А то ведь немцы сидели в окопах и поджигали наши танки, которые вблизи ничего не видели. Мучились мы долго с этим пулеметом. Все не могли обеспечить нужную дальность. Работали с калибром 7,62-мм. Пуля нормально проходила. Но вот прицеливания не было. Тот пулемет так и не был принят на вооружение. В Туле есть танковый пулемет, который обстреливал мертвую зону. Хранится в качестве музейного экспоната. Ну а приказ Сталина по кривому стволу так и не выполнили».

p1010067.jpgДемобилизовавшись в феврале 1949 года из армии, Михтим переехал с семьей на постоянное жительство в Ижевск, где продолжил конструкторскую работу на «Ижмаше». По август 1957 года он был ведущим конструктором, а затем в течение десяти лет начальником конструкторского бюро. С августа 1967 года Калашников — заместитель главного конструктора, с мая 1979 года до конца своих дней оставался главным конструктором, начальником конструкторского бюро по стрелковому оружию производственного объединения «Ижмаш».

За истекшие 60 лет эксплуатации в войсках система Калашникова выдержала многочисленные конкурсные соревнования с образцами новых конструкций. Чтобы выжить и сохраниться на вооружении, АК пережил десятки перевоплощений и после каждого конкурса уже в новой модификации выходил победителем. Всего за эти годы создано более 150 модификаций автоматов, пулеметов и охотничьих ружей системы Калашникова. Одно их только объединяет в созвездии разных наименований — непреходящий конструкторский гений и дух Калашникова-созидателя. Как говорит Михаил Тимофеевич, в каждом из этих образцов сидит «маленький Калашников», олицетворенный в узле запирания.

М. Т. Калашников:

«Над АК устраивались самые натуральные издевательства. Его до звона замораживали в холодильных камерах, топили в водах и болотах, привязывали к танку и таскали по каракумским пескам в надежде, что автомат после варварского обращения с собой замолчит. Но напрасно. Что бы ни делали с АК, он стрелял и стрелял».

…Несмотря на острое конкурентное противоборство, группа Калашникова усердно работала над совершенствованием АК-47, над повышением кучности огня и снижением веса. Начальник опытного цеха Константин Иванович Колосков был вечно недоволен, что Калашников выбивал себе через ГАУ или Министерство вооружения какие-то дополнительные льготы. В основном просил выделить людей в помощь. Бывало так, что только притрется человек новый к группе, как его перебрасывают на другой участок. Калашников с этим согласиться не мог, на этой почве часто конфликтовал с начальником опытного цеха.

«Будешь артачиться, — угрожал Колосков, — вовсе никого не получишь».

Из-за текучки кадров постоянно срывались сроки изготовления отдельных механизмов, узлов и деталей. Калашникову приходилось многое делать самому. Увидеть его с напильником за верстаком диковинкой не было. Скорее, обычная картина.

Калашников осознавал, что мог вообще оказаться не у дел — столь велико было бюрократическое противодействие его попыткам претворить в жизнь новые идеи. Обещания начальства, включая главного инженера А. Я. Фишера, директора К. А. Тихонова, как правило, повисали в воздухе. 8 апреля 1952 года Калашников напишет главному инженеру и параллельно в Министерство вооружения следующую записку:

«При переводе меня на работу в отдел № 58 в министерстве и на заводе неоднократно говорилось, что все опытно-конструкторские работы должны будут выполняться в экспериментальной мастерской ОГК вне очереди. С начала 1949 года и по сей день наблюдается обратное: сроки изготовления самых незначительных опытных деталей в цеху (который, кстати сказать, называется опытным цехом) настолько затягиваются, что каждый раз у конструкторов притупляется всякий интерес к исполнению нового задания.

У руководителей цеха вошло в практику откладывать изготовление опытных деталей на недели, а некоторые из них — и на долгие месяцы. Подобная практика вошла в систему работы отдела и цеха, что создало крайне нетерпимое положение с ведением опытных работ.

В защиту установившегося порядка руководители ОГК и цеха каждый раз ставят причины систематической перегрузки цеха серийными и валовыми заказами. Начиная с 1949 года практика показала, что ведение опытных тем в установившемся порядке в отделе постоянно приводило к срыву выполнения работ.

Учитывая значительное количество и большую важность опытных работ, утвержденных на 1952 год, прошу Вас дать соответствующее указание о выделении ряда цеховых работников и станков, закрепив их на изготовление опытных работ, создав, таким образом, спецгруппу, которая в работе подчинялась бы руководителям опытных тем. Считаю, только при таких условиях возможно будет успешно вести опытно-конструкторские работы».

Большую помощь Калашникову в те годы оказал первый секретарь обкома КПСС М. С. Суетин. Он часто бывал на заводе, вникал в ход ОКР, поддержал идею создания КБ, которую Михаил Тимофеевич критически высказал на одном из собраний партийно-хозяйственного актива. Эту идею Суетин взял под личный контроль.

В конце 1953 года ГАУ поставило задачу в короткий срок снизить вес АК на 180 граммов за счет конструктивных изменений деталей. Пришлось дорабатывать ствольную коробку, крышку коробки, приклад, отдельные детали возвратного и спускового механизмов, магазин. Над облегчением автомата вместе с Калашниковым работали конструкторы В. В. Крупин, В. Н. Пушин, А. Д. Крякушин, В. А. Харьков, И. Е. Семеновых, В. И. Колодкин, Н. Д. Рогозин. В результате вес автомата снизился на 500 граммов — с 4,3 до 3,8 килограмма и практически сравнялся с весом автомата Коробова и СКС-45. В 1954 году облегченный 7,62-мм автомат Калашникова был поставлен на производство. Тем самым был создан хороший задел для начала работ по фундаментальной модернизации АК.

А войсковой опыт эксплуатации АК-47 делал свое дело. 17 июня 1954 года ГАУ поручает полигону всесторонне изучить вопрос возможности замены карабина Симонова автоматом Калашникова. Четыре месяца полигон проводил исследования. Потом последовал вывод: в целях повышения эффективности огня, надежности работы автоматики, живучести деталей и маневренности качеств оружия 7,62-мм СКС целесообразно заменить 7,62-мм автоматом АК. Похоже, именно это решение и послужило началом большой работы по унификации образцов стрелкового оружия.

В середине 1950-х годов ГАУ и Министерство оборонной промышленности инициировали работы по «облегчению штатных и разработке в конкурсном порядке новых, более легких образцов стрелкового оружия». В их основе лежали патрон образца 1943 года, а также тактико-технические требования на унифицированные автомат и ручной пулемет, которые были разработаны в марте 1953 года. Тем самым была поставлена проблема создания единого образца, предназначенного для вооружения рядового и офицерского состава.

Август 1954 года. В Ижевск приходит письмо начальника Управления стрелкового вооружения ГАУ А. Н. Сергеева, в котором речь идет о создании унифицированного оружейного комплекса — автомата и пулемета — на новой конструктивной схеме. ГАУ рекомендовало «нацелить ОГК на разработку легкого автомата и легкого ручного пулемета на базе АК в текущем году». Как посчитали в Управлении стрелкового вооружения, «сильный коллектив конструкторов-оружейников завода вполне может включиться в работу по созданию легких образцов стрелкового вооружения». Калашников и его спаянная группа восприняли это послание как команду «К бою!».

Проблема унификации — заветная мечта оружейников всех времен: создаваемые типы оружия должны иметь одинаковое устройство механизмов автоматики и отличаться лишь отдельными деталями. Это многократно упрощает изготовление и ремонт оружия, приносит большой экономический эффект.

К тому времени на вооружении Советской армии находилось 11 образцов стрелкового вооружения. На небольшое армейское отделение работали три самостоятельные оружейные школы со своими КБ, опытными и серийными заводами — Дегтярева (ручной пулемет РПД), Симонова (самозарядный карабин СКС) и Калашникова (АК-47).

М. Т. Калашников:

«Соответственно в армейском отделении было три базовых образца — РПД со своим ленточным питанием и магазином на 100 патронов, самозарядный карабин Симонова с неотъемным магазином на 10 патронов и мой автомат на 30 патронов. Ни одна деталь не была у этих образцов унифицирована. Это было страшно неудобно и неоправданно в экономическом отношении.

Я поставил перед собой задачу унифицировать эти образцы. Если солдат разбирает автомат или пулемет, то у него должны быть одинаковые детали. Это очень непросто, едва ли не на пределе возможного. Ведь у автомата живучесть 10 тысяч выстрелов, а у пулемета — 30. Решили, что все детали к автомату и пулемету должны быть унифицированы. Мы расстреливали сотни различных вариантов деталей, прежде чем добились требуемого результата. Зато потом устроили такой эксперимент: десяток пулеметов и автоматов разобрали на столе, перемешали все детали, собрали заново и в тир — стрелять.

Конкуренты, в частности туляки и ковровчане, тоже занимались этой проблемой. Но получилось лучше на “Ижмаше”. Я перешел на разработку круглого магазина на 75 патронов. При испытании он оказался удобнее, чем ленточное питание. Мой магазин показал лучшую боеспособность и в конечном итоге был принят на вооружение. Подходил он как к пулемету, так и автомату».

АКМ К 1959 году Калашников завершил создание модернизированной модели своего автомата. По результатам испытаний и обобщения материалов войсковых комиссий, проведенных ГАУ, легкий автомат Калашникова постановлением Совета министров СССР от 8 апреля 1959 года был принят на вооружение Советской армии. Ему присвоено наименование «7,62-мм модернизированный автомат Калашникова — АКМ (складной вариант АКМС)». Благодаря использованию штампованных и пластмассовых деталей АКМ оказался легче предшественника, а дульный компенсатор способствовал повышению точности стрельбы. Весовая нагрузка на солдата с учетом четырех магазинов уменьшилась на 1,1 килограмма. Кучность боя при автоматической стрельбе возросла более чем в полтора раза. Боевые и маневренные качества автомата значительно улучшились.

Этим же постановлением были приняты на вооружение и ручные пулеметы РПК и РПКС под тот же патрон — калибра 7,62-мм. С этих пор в армейском отделении вместо трех разнотипных образцов находятся два, а с учетом их полной взаимозаменяемости по основным деталям и механизмам — один.

Еще АКМ и РПК не приняты на вооружение, а уже новое задание — разработать единый пулемет, да такой, который бы совмещал в себе все основные качества ручного, станкового, танкового и бронетранспортерного пулеметов. Эта была старая идея совместить в одном пулемете функции ручного и станкового. Ее в свое время изложил В. Г. Федоров. Сорок лет понадобилось, чтобы идея та начала воплощаться в металле. Калашников сделал это на базе АК-47.

Зная, что туляки давно работают над этой проблемой, Михтим долгое время ломал голову над идеей единого пулемета, прокручивал массу самых разных вариантов взаимодействия узлов и деталей. Казалось, есть автомат, бери готовые идеи и приспосабливай. Но пулемет — это совсем другое: есть патронная лента и проблема ее подачи, есть вопросы по извлечению патрона и выбросу гильзы. Нужны новые подходы.

Коллектив долго уговаривать не пришлось. Группа недавно пополнилась новыми штыками — Старцевым, Камзоловым-младшим, Юферевым. Осмыслили основной недостаток тульского пулемета. Стоило после стрельбы замочить пулемет в воде, как после этого первых два-три выстрела шли только одиночным огнем. Стрелок раза два-три должен перезаряжать оружие. Конечно, неудобство.

Решили создавать абсолютно новую конструкцию. Распределились: Крупину достались вопросы питания пулемета, Пушину — ствол и его оснащение, Крякушину — приклад и сошки, Коряковцеву — связь с войсками, полигоном, НИИ-61, а также устранение трения между рычагом подачи патронной ленты и подвижной рамой при ее обратном ходе. Ему же были поручены ответственные теоретические расчеты ряда характеристик ручного пулемета: скорострельность, баллистика, динамика перемещения подвижных частей, прочность механизма подачи и извлечения патрона. Времени в обрез — три месяца. Институт ждал всю документацию по пулемету, включая и эти расчеты.

Режим был обычный: ночью — чертежи, утром — опытный цех. Встречали рассвет на заводе — не привыкать. Ответственность понимали: пулемет должен был прийти на смену горюновскому. В итоге был найден ряд привлекательных и простых решений, в том числе по подвешиванию затворной рамы, перемещению ленты, извлечению из нее патрона. Многие детали делались без чертежей, надо было скорее увидеть пулемет в действии, как его замыслил главный конструктор.

Потом Коряковцев не раз вспомнит историю, как он, вчерашний специалист по артиллерии, в кратчайший срок переквалифицировался в пулеметчика. Так было надо — и Ливадий подчинился обстоятельствам. В него, сомневавшегося в своих силах и колебавшегося, Калашников вдохнул такой заряд веры, который просто потряс Коряковцева. Со временем он признается, что Михаил Тимофеевич не признавал людей, пасующих перед чем-либо, как не признавал и тех, кто работает только сам за себя. Он отлично знал по своему опыту, что только в коллективе единомышленников, с преданными друзьями и товарищами можно и делать крупнейшие свершения, решать сложнейшие вопросы, и ходить на охоту, рыбную ловлю, и даже выпивать.

ПКОпытная серия пулеметов Калашникова была изготовлена «Ижмашем» в невиданно рекордные сроки. Причем в двух версиях — на сошках и на станке. Правда, помучились с треножным станком.

Начались испытания. По совокупности показателей ПК одержал полную победу. Но дело приняло неожиданный поворот: туляки развернули нешуточную борьбу. Калашникова это не удивляло — в Туле всегда были самые сильные конкуренты.

От дирекции завода, где изготавливалась партия тульских пулеметов, неожиданно в правительство пришла телеграмма с обвинением испытательной комиссии в негосударственном подходе. Информировалось, что затрачены большие средства на изготовление тульской версии единого пулемета. Совмин создал комиссию в составе представителей министерств обороны и оборонной промышленности и на базе НИИ-61 устроил защиту двух конкурентных проектов. Калашникову и Никитину предстояло защитить свои пулеметы, причем не только аргументами.

Калашникова, однако, о заседании комиссии не известили. В Москве, в ГРАУ в тот роковой день он оказался случайно. События развивались, как в самом настоящем боевике. Дейкин принимает выдающееся решение срочно доставить Михтима на автомобиле ГРАУ в Климовск. Там Калашникова за забором НИИ-61 уже поджидал старший военпред патронного завода. Поскольку пропуск, естественно, не был заказан, конструктору пришлось лезть на территорию института под забором через специально проделанный лаз. Охрана у этих двух учреждений была общая. В зал заседаний Калашников вошел вовремя. На часах было 9.55.

Вел заседание помощник Устинова Игорь Федорович Дмитриев. Первым докладывал Никитин. Речь его длилась 45 минут. Затем развернулась бурная дискуссия. Вначале выступали гражданские специалисты, восхваляя пулемет Никитина и принижая пулемет Калашникова. Потом слово взяли военные. Их выступило человек пять — семь, все высказались в пользу пулемета Калашникова.

Каково же было изумление Кузьмина, главного инженера НИИ-61, когда он увидел в зале невесть откуда взявшегося Калашникова. Михаил Тимофеевич дипломатично уклонился от приглашения выступить и попросил дать слово Коряковцеву.

Выступил Герой Советского Союза Клюев — командир дивизии, председатель испытательной комиссии по Прибалтике. Он высказался однозначно за пулемет Калашникова. Ну а потом заговорил Ливадий Коряковцев. Речь его была убедительной и яркой. Суть аргументации базировалась на том, что именно солдат является ключевой фигурой творчества Калашникова.

По просьбе комиссии конструкторы произвели разборку-сборку своих изделий. Калашников это сделал непринужденно, без всякой помощи и задержки. Никитин замешкался, сбился и только с посторонней помощью довершил сборку пулемета. По всему было видно, ПК — фаворит.

Выступили представители Генерального штаба, ГАУ и Управления главнокомандующего Сухопутными войсками. Они в один голос заявили, что не заказывали «оборонке» недоработанный пулемет и что все предпочтения военных на стороне единого пулемета ПК — простого в устройстве, надежного в работе, живучего в любых условиях эксплуатации, технологичного в изготовлении.

Mikhail-Kalashnikov.jpeg

В заключение высказались конструкторы. Калашников обратил внимание присутствующих, что представлено два образца пулемета — разработки Тульского и Ижевского заводов. Их конструкции созданы на основе опыта прекрасной школы советских оружейников:

«Выбор сложен, но он необходим, и я уверен, что он будет правильным и вам не стыдно будет за него перед нашей армией и народом».

Потом выступил Никитин. В завершение он отметил, что на производство его пулеметов уже израсходовано 25 миллионов рублей. Но и этот «аргумент» не подействовал на членов комиссии. Большинство — за пулемет конструкции Калашникова. Так в очередной раз победил Михаил Тимофеевич. Победу одержала вера в конструктора, в его творческий гений.

Постановлением Совета министров СССР от 20 октября 1961 года единый пулемет ПК (пехотный) принят на вооружение Советской армии. Потом на его базе были созданы ПКТ (танковый) и ПКБ (бронетранспортерный).

В одном из своих интервью в начале 2000-х годов М. Т. Калашников признался:

«Я все еще не могу понять, как при том объеме работ по освоению и постоянной модернизации автомата, внедрению его в массовое производство мы начали разработку ротного, станкового и танкового пулеметов и даже победили в борьбе с туляками. Все мы работали с огромной самоотдачей ради единственной цели — победить. Нас всего было 12 человек, и эти имена навсегда вошли в историю Ижевского машиностроительного завода: Бухарин, Богданов (слесари), Крупин, Пушин, Крякушин, Коряковцев, Старцев, Русанов, Шутова, Белоглазова, Красноперова, Зиновьева (конструкторы и чертежницы). Это основной костяк моего конструкторского бюро. Особо хочу выделить Владимира Васильевича Крупина. Это была яркая личность, до мозга костей преданный делу конструктор… Я с гордостью могу сказать, что он был не просто моим помощником и соратником, он был моей правой рукой».

В начале 1960-х годов в Ижевск приехал председатель Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев. По воспоминаниям Калашникова, он надеялся во время этого визита решить проблему со строительством инженерного корпуса на «Ижмаше».

М. Т. Калашников:

«Ему показывают автомат, а он первым делом обращает внимание на штык-нож. Я уже начал беспокоиться, почему он только на него обращает внимание. Ведь не это самое главное в конструкции автомата. А Леонид Ильич вдруг шепотом меня спрашивает: “А его украсть можно?”

Я делаю вид, что не понял, а он опять: “А что, если я его украду?”

Пришлось подарить ему штык-нож со словами “Охотника сразу видно”. После этого случая мы задумались о выпуске сувенирной продукции».

В 1966 году конструкторскому коллективу Калашникова поручается проведение большой научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы по созданию нового комплекса оружия под патрон уменьшенного калибра 5,45x39 мм (малоимпульсный). Боеприпас оснащался пулей с повышенным убойным действием. В то время в США уже была создана новая штурмовая винтовка AR 15 (М16) под патрон 5,56-мм конструктором Юджином Стоунером.

Заданием Главного ракетно-артиллерийского управления предусматривалось создать оружие не просто уменьшенного калибра, а с существенным повышением его боевых качеств. По новаторству, напряженности конкурентной борьбы процесс создания этого автомата сам Калашников сравнивает только с созданием АК-47.

М. Т. Калашников:

«Как-то мы получили информацию, что американцы переходят на 5,56-мм калибр и, вроде, нам надо бы сделать такое же оружие. Я был категорически против, поскольку слишком явными были для меня отрицательные стороны этого калибра. Однако военные поставили вопрос жестко — уступать американцам ни в коем случае нельзя. На мое имя, помнится, поступило несколько писем с предупреждением: не возьмешься ты, примем на вооружение другой образец. Я не сдавался, занял круговую оборону. Слышу — объявили конкурс. Среди участников — как всегда — Тульский оружейный завод, Ковровский завод, ЦНИИточмаш (г. Климовск). И уже когда угроза стала слишком явной: из моих рук уходит разработка — я наступил на горло собственной позиции и вынужден был заняться этим вопросом».

«Несмотря на принятие нового калибра на вооружение, я продолжал оставаться сторонником родного 7,62-мм. Мы не один раз испытывали 5,45-мм у пограничников. И они все спрашивали — зачем мы изменили калибр. Да, всем очень нравился калибр 7,62-мм.

И вот как только мы в СССР изготовили первые партии 5,45-мм автоматов, другие государства, наши партнеры, тоже стали делать образцы под новый калибр. Вот и китайцы. Те так стали и вовсе запрашивать информацию, как у нас это получилось. Въедливая нация, нечего сказать».

Шел 1970 год. Полигонные испытания. Калашников, ковровец Константинов, туляк Коробов. Уже выбыли из борьбы Ю. М. Соколов, Ю. К. Александров и А. И. Шилин. Шло освоение схемы сбалансированной автоматики. Калашников выступал за устоявшуюся схему АКМ, Константинов резко возражал и предрекал АКМ поражение. Тандем Константинов — Кокшаров разработал принципиально новую конструкцию опытного образца автомата СА-006 с малым импульсом отдачи. Его автоматика работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола. По результатам первого тура полигонных конкурсных испытаний из семи моделей автоматов разных конструкторов на войсковые испытания допущены только образцы Калашникова и Константинова. Отличительные черты образцов «сбалансированной автоматики» Константинова и Коробова — хорошая кучность, АК-74 Калашникова — надежность работы и высокая живучесть деталей.

Когда выбыл из соревнований Коробов, все туляки в каком-то неожиданном порыве бойцовской страсти встали на сторону Калашникова — в трудную минуту поддержали своего извечного конкурента, предоставив площадку Тульского политехнического института для присвоения Калашникову ученой степени доктора технических наук, минуя кандидатский уровень. Тогда Калашникову еще подумалось — очевидно, не без вмешательства министра Зверева жизнь выводила его на научную орбиту.

bio_7-2.jpg

Защита диссертации была памятной. В аудитории — человек семьдесят. Присутствовали работники ЦК КПСС и Совета министров, представители ГРАУ. Вот и старый друг Дейкин тоже был. «Ничего себе», — пронеслось в голове Калашникова. На заседании спецсовета ему даже не пришлось читать доклад. Достаточно было продемонстрировать перед диссертационным советом россыпь образцов (по каждому из них можно было защищаться), чтобы решением Высшей аттестационной комиссии от 5 ноября 1971 года (протокол № 38с) Михаилу Тимофеевичу Калашникову была присвоена ученая степень доктора технических наук «по совокупности работ».

На прозвучавший на защите диссертации вопрос о планах на будущее Калашников ответил немногосложно:

— Работать, работать, работать.

Удостоверение доктора технических наук вручали на совете директоров в Ижевске прибывшие специально с этой миссией Зверев, Устинов и представитель ВАК.

М. Т. Калашников не шел в науке, как и в жизни в целом, широкой столбовой дорогой. Результатом прохождения ее каменистых троп являются 35 авторских свидетельств на изобретения, большинство из которых нашли применение в серийно выпускаемом оружии. 58 автоматов и пулеметов конструкции Калашникова выполнены именно на уровне изобретений. Под авторством Михаила Тимофеевича издано 40 научных работ, опубликовано пять фундаментальных научных статей.

Военно-технический комитет Министерства обороны СССР 22 марта 1973 года принял решение доработать автомат по замечаниям войск и создать новый унифицированный комплекс стрелкового оружия под 5,45-мм патрон. АК-74 в предписанном облике был принят на вооружение постановлением Правительства СССР от 18 января 1974 года и последовавшим за ним приказом министра обороны СССР от 18 марта 1974 года. В состав унифицированного комплекса вошли автоматы АК-74, АК-74 (с гранатометом), АК-74Н (с прицелом ночного видения), укороченный АКС-74, пулеметы РПК-74, РПК-74Н, РПК-74Н2 (с прицелами ночного видения), РПКС-74 (со складным прикладом). Оружие системы Калашникова калибра 5,45-мм было серьезным шагом вперед в повышении боевой эффективности. Например, эффективность стрельбы из автомата АК-74 в 1,5 раза была выше, нежели у АКМ.

В том же 1974 году «Ижмаш», не прекращая выпуска АКМ, начал массово производить АК-74 на том же сборочном конвейере. В дальнейшем выпуск пулеметов был успешно освоен Вятско-Полянским машиностроительным заводом.

М. Т. Калашников:

«Семейство автомата АК-74 применялось в войне в Афганистане. Практика показала, что автомат АК-74 лучше автомата АКМ. После окончания работ по созданию нового комплекса оружия под патрон 5,45-мм наше бюро получило высшие награды».

15 января 1976 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР — за выдающиеся заслуги в создании образцов новой техники доктор технических наук М. Т. Калашников был награжден орденом Ленина и второй золотой медалью «Серп и Молот».

М. Т. Калашников:

«По трудности разработки, по поиску подходов конструирование автомата под патрон 5,45-мм калибра можно сравнить, наверное, только со временем рождения АК-47 — отца всей семьи нашей системы. Конечно, поменять ствол большего калибра на меньший дело нехитрое… Нет, не о перестволении мы думали, когда взялись за разработку нового вида оружия. При общей сохранности принципиальной схемы прежней системы мы переработали очень многие узлы и детали. Из 25 сборочных единиц и 97 деталей, входивших в будущий образец АК-74, мы заимствовали из 7,62-мм автомата 9 сборок и 52 детали, что составляет соответственно 36 и 53 процента».

Семейство автомата АК-74 калибра 5,45-мм состоит из короткого и обычного автомата, легкого пулемета. Боевое применение короткого и обычного автоматов одинаковое. Короткие автоматы удобны для применения войсками особого назначения. Автомат АК-74 разрабатывался на базе основной конструкции автомата АК-47. Внешние виды обоих автоматов аналогичны. Так как баллистические характеристики малокалиберного патрона лучше, чем у 7,62-мм, у автомата АК-74 откатная сила меньше, точность выше, эффективность стрельбы лучше. Кроме того, АК-74 сохраняет преимущества надежности и маневренности АК-47. Главные различия состоят в том, что АК-74 применяет патроны 5,45x39, у него на конце ствола устанавливается особая установка, которая имеет сложную конструкцию. Она предназначена для уничтожения амплитуды вибрации, в определенной степени преодолевает недостаток автомата АК-47 при ведении автоматического огня. На автоматах применяются полиамидные магазины с 30 патронами. Поверхности магазинов гладкие и не имеют боковых ребер. Простая технология способствует производству большой серии и снижает стоимость. У нового автомата приклад складывается на левую сторону.

Укороченный автомат АКС-74У калибра 5,45-мм (для ВДВ — со складным прикладом) и его модификации с ночным прицелом были разработаны, приняты на вооружение и пущены в серию в 1979 году на Тульском оружейном заводе. Ими вооружались артиллеристы, разведчики, связисты, саперы, ракетчики, танкисты и водители, воевавшие в Афганистане.

М. Т. Калашников:

«40-я армия запросила магазины с увеличенной емкостью. Решили проблему. Сделали магазин на 45 патронов и направили в Афганистан приспособления для спаривания штатных магазинов. К слову, противник там зачастую был вооружен нашими автоматами и пулеметами.

Существовала загадочная история о невозможности поражать 5,45-мм калибром противника через траву или кусты, так как легкая пуля от них рикошетит. Слухи дошли до Д. Ф. Устинова, который приказал срочно провести сравнительные испытания 7,62-мм и 5,45-мм патронов. Опасения не оправдались».

АКС-74У зарекомендовал себя в спецоперациях, уличных боях, схватках в помещениях и окопах. Этот автомат был самым массовым среди участников войны в Приднестровье. АКС-74У пригоден также для милиции, охранников, инкассаторов. На его основе был создан так называемый «кейс-автомат» для КГБ. Многие узлы АКС-74У использованы в новом российском пистолете-пулемете «Бизон-2», сконструированном сыном М. Т. Калашникова Виктором Михайловичем.

АК-74Создание АК-74 впервые в мировой оружейной практике позволило решить проблему широкой (межвидовой) унификации стрелкового оружия не только в пределах одного калибра, но и при переходе на другой. Новинкой в конструкции АК-74 является цилиндрический дульный тормоз-компенсатор, крепящийся на передней части ствола. Он уменьшает подбрасывание автомата в результате отдачи, что влияет на рассеивание пуль. Масса АК-74 с магазином составляет 4 килограмма, снаряженного магазина — 0,85 килограмма. Длина автомата — 956 миллиметров, длина ствола — 415 миллиметров, дальность прямого выстрела по сравнению с АКМ повышена на 100 метров и составляет 625 метров. Темп стрельбы, боевая скорострельность, прицельная дальность и емкость магазина — аналогичны АКМ. Для рукопашного боя к автомату крепится штык-нож или как у АКМ, или новый — несколько упрощенный и более удобный образец. Для повышения огневой мощи АК-74 может снаряжаться 40-мм однозарядным подствольным гранатометом ГП-25.

Изменилась технология: большее число деталей (газовая камора, кольцо цевья, спусковой крючок, колодка прицела, опора мушки) стали выполнять из точных литых заготовок по выплавляемым моделям. Существенным новшеством явилось двухкамерное дульное устройство, выполняющее задачи дульного тормоза, компенсатора и пламегасителя.

В 1991 году взамен АК-74 и АКС-74 на вооружение был принят автомат 5,45-мм АК-74М (модернизированный) с пластмассовым складывающимся прикладом и боковой базой под оптические и ночные прицелы, а в 1992 году — унифицированный с ним ручной пулемет РПК-74М.

М. Т. Калашников:

«Появление новых образцов в нашей армии было встречено с большим одобрением. Мне приходилось не раз убеждаться в этом, бывая в войсковых частях и встречаясь с личным составом. Каждая такая поездка свидетельствовала о том, как бережно и с любовью относятся солдаты к отечественному стрелковому оружию. Каждая такая встреча давала мощный заряд для дальнейшего совершенствования новых, еще более мощных образцов оборонной техники».

Нелегко шло освоение в производстве 5,45-мм оружия. То поломка деталей, то преждевременный износ хромированного покрытия канала ствола, то незнакомая ранее задержка в стрельбе. Не обошлось и без замечаний из войск. Это было очень беспокойное время для Калашникова, его помощников и военных представителей. Часто приходилось выезжать в Москву, в Ленинград на полигон и в войсковые части, согласовывать вопросы взаимной доработки оружия и патронов с разработчиками последних. Но все технические проблемы были решены. Со временем труды и старания принесли свои плоды.

Л. Г. Коряковцев:

«Многие образцы оружия, состоящие на вооружении армий, быстро морально устаревают. А вот оружие, ведущее свою родословную от АК-47, является исключением из этого правила. Своей исключительной распространенностью в мире оружие Калашникова обязано своим выдающимся боевым свойствам и абсолютной надежности. Обширна унифицированная система его стрелкового оружия, включающая в себя автоматы, пулеметы, пистолеты-пулеметы различного назначения, а в последнее время — и охотничье оружие».

В 90-х годах XX века на базе АК-74М разработана новая гамма автоматов так называемой «сотой» серии — от АК-100 до АК-108. Боеприпасами к этому оружию выступают наиболее распространенные в мире патроны: отечественные калибров 7,62x39 мм, 5,45x39 мм и калибра 5,56x45 мм, используемые в НАТО, с целью расширения экспортных возможностей. Это качественно новые образцы с повышенными баллистическими характеристиками и улучшенной эргономикой, прочные и универсальные.

После окончания холодной войны автоматы АК-101, стреляющие стандартным патроном НАТО 5,56x45 мм, производились российскими заводами фактически для недавних противников.

Коммерческие варианты АК-74М — АК-101 и его укороченный вариант АК-102 калибра 5,56x45 мм (НАТО) используют как патроны иностранного производства М193, SS109, так и патрон российского производства RS101, обладающий повышенной пробиваемостью.

ak108.jpgУ АК-103 и АК-104 калибра 7,62x39 мм для стрельбы ночью применяются самосветящиеся насадки, надеваемые на мушку и целик. На них установлены стандартный узел крепления для различных оптических или электронно-оптических прицелов и складной пластмассовый приклад. Отличаются они более прочным узлом запирания, сниженной энергией отдачи при выстреле, улучшенными характеристиками технического рассеивания при стрельбе «стоя с руки» и «лежа с руки», а также повышенной эксплуатационной надежностью за счет применения конструкций из высокопрочных полимерных материалов.

АК-105 — укороченный вариант АК-74М калибра 5,45-мм (взамен АКС-74У), имеет меньший уровень звука и пламенности при стрельбе.

Сотая серия АК — это уже четвертое поколение оружия Калашникова. При его изготовлении используются современные технологии и материалы. Из конструкций автоматов полностью исключены деревянные детали. Приклад и цевье у всех выполнены из ударопрочного стеклонаполненного полиамида черного цвета, за что это оружие получило у американцев название «Черный Калашников»,


Из книги А. Ужанов «Михаил Калашников» (Серия ЖЗЛ, 2009)